Ивантеевское благочиние

Курение-это грех

Многие не помнят или не знают слов Господа Иисуса Христа: «Всякий, делающий грех, есть раб греха» (Ин. 8, 34). Пока не согрешил человек, он свободен и грех не имеет силы, а уже после совершения греха стал рабом его. Некоторые го­ворят: «Раз согрешу и больше не стану, невелика беда». Но согрешил раз — и ты попал уже к лукавому обольстителю на удочку, и грех начнет тянуть тебя еще сильнее. А потом чело­век не замечает, как оказывается в жестоком рабстве греха.

Есть великие грехи, которые люди совершают редко, и если дела­ют, то часто вспоминают о них и каются, а мелкие грехи дела­ют ежечасно, и очень редко о них вспоминают, и еще реже ка­ются. Это условное деление, потому что всякий грех противен Богу и опасен для человека.

Такой мелкий грех как курение табака до того вошел в привычку человеческого общества, что люди ему предоставля­ют всякие удобства. Везде можно найти пепельницу, повсюду существуют специальные комнаты, вагоны, курилки. Можно только ужаснуться тому, что во всем мире курящим предоставляют место для курения. Курят, а значит, мелко грешат, – старые и юные, больные и здоровые, ученые и простые люди, мужчины и женщины. Преступнику перед казнью позволяют выкурить папиросу, как будто воздуха мало в земной атмосфере или слишком пресный он, – надо создать себе какой-то дымный, ядовитый воздух и дышать, дышать этим ядом, упиваться этим дымом.

 Табачный рынок – один из самых значительных в мировой торговле. Ежегодно миллионы людей трудятся для того, чтобы дать возможность другим миллионам вдыхать едкий дым, травить его ядом свою голову и весь организм. Разве заложена в природе человека потребность в курении? – Нет. Удивительно, почему наркотировать себя кокаином законом запрещено, а табаком – поощряется. Табак –»маленький кокаин», который дозволен человеку как маленькая ложь, как незаметная неправда, как убийство младенца в утробе. Но Господь не мирится ни с ма­ленькой ложью, ни с единым убий­ственным словом, ни с одним прелю­бодейным взгля­дом. Множество малых грехопаде­ний всегда, несом­ненно, тяжелее для души человека, чем несколько великих, всегда стоящих в памяти, могущих всегда быть снятыми в покаянии. Святой не тот, кто делает великие дела, но кто удерживается и от самых малых преступлений.

Множество малых, недостойных привычек – это смерть для души человека, если он осознает, что это неизбежное зло, про­тив которого нельзя или не стоит бороться. Тогда человек гово­рит: «Я не святой, я в мире живу, я должен жить, как все лю­ди живут». Так успокаивает себя ноющая совесть человека.

Нет такого понятия, тем более действия, как «требование природы курить», – это требование греха. Требование природы – дышать чистым воздухом, питаться, согреваться, спать, но ни как не наркотировать свой организм, не курить табак, не дышать дымом. Нужно задуматься, остановиться, проснуться от греховной спячки, хотя мир засосал человечество, ему некогда задуматься и тем более проснуться. И от этого человечество страдает, но не понимает своей духовной слепоты при наличии физических глаз. Человечество само себя убивает через грех, разнуздывая низшие инстинкты, готовит себе страшную судьбу. И некогда ему над этим, единственно важным, задуматься. Мир велит заботиться только о мгновении, погружая человека в море забот о своей земной жизни. А Творец мира велит заботиться только о дне том – страшном, судном.

Подумайте, братья и сестры, насколько выше и нравственно чище человека природа. Как чист камень, готовый кричать против людей, не слушающих Бога и не почитающих Его. Как чисты цветы, деревья в своем бытии. Насколько выше и нравственно чище человека дикие звери или просто животные, не делающие абортов и не курящие. Божья природа не курит, не употребляет наркотики, не развратничает, не вытравляет Богом данного плода. Безсловесная природа учит человека, как нужно нести Крест послушания Богу среди всех бурь и страданий этой жизни. Задумайтесь, люди добрые, над этим!

Многие думают, что все, что происходит на земле, не будет иметь никаких последствий. В основном, так думают люди с нечистой совестью, им так приятнее и удобнее. Но зачем обманывать себя? Рано или поздно мы увидим чистоту мироздания. Надо помнить, что мы выше, чем привыкли здесь, на земле, думать о себе; что мы – зерно, положенное в землю, и потому нам сейчас не видна поверхность вселенной, та истинная картина природы, которая откроется нашим глазам в минуту смерти, и весьма скоро.

Смерть — это не гроб, не могила в глине. Смерть – это когда росток жизни нашей вылезет на поверхность земли и станет под прямые лучи Божьего солнца. Смерть — это рождение духом, третье рождение человека.

Для мертвых духом гробы, могилы — это все реальность. Их духу нельзя будет выйти на поверхность истинной жизни, потому что они на земле для се­бя, для грехов своих не умерли. И останутся эти души даже после своей физической смерти в пределах этой земли как непроросшее, пустое, без признаков жизни зерно.

Как яйцо, мы закрыты от иного мира тонкой скорлупой те­ла. Блажен человек, который окажется живым, сформирован­ным для будущей жизни организмом. Достойно плача состоя­ние того, кто окажется безформенной жидкостью с отврати­тельным запахом. Разве не преступно, находясь в этой жизни, не готовиться к истинной жизни, к прорастанию и выходу на вольный воздух под Божье солнце? Человек за все ответственен. Страшно представить несчастье человека, атеистически прожившего на земле, утверждавшего, что ничего нет, и вдруг очутившегося лицом к лицу с реаль­ностью, превосходящей все наши понятия о реальности. Если бы мы увидели несоответствие между нами и Святой торжествующей Церковью, мы бы проснулись.

Нужно помнить, что не освободившаяся от той или иной страсти душа перенесет свою страсть в потусторонний мир, где до всеобщего Воскресения не будет тела, и поэтому невозможно будет эту страсть удовлетворить, и душа будет томиться и гореть непрестанной жаждой греха и похоти. Желанием еды будет мучиться тот, кто только и думал о еде. Пьяница будет невероятно терзаться, не имея тела, которое можно удовлетворить, залив алкоголем, и тем немного покоить мучающуюся душу. Блудник будет испытывать то же чувство. Деньголюбец то же, курильщик то же.

Проведите опыт: пусть курильщик не покурит трое суток. Что он будет испытывать? – Страшное мучение, но еще смягченное всеми развлечениями земной жизни. Страдает не тело, но душа, живущая в теле, привыкшая через тело удовлетворять свою похоть, свою страсть. Лишенная удовлетворения, она стра­дает. Так страдает уже здесь, на земле, каждая душа, имеющая любую страсть. Зная это, можно ли беззаботно относиться к своим страстям, к этому страшному огню? Что делать? – Надо перестать оправдывать свою похоть, нужно осудить ее перед Богом и самим собой. И молить Бога о помощи победить страсть. Господь называется Спасителем реально, а не отвлеченно. Спаситель спасает от всех слабостей и страстей. Он избавляет и исцеляет, прощая.

Конечно, страсть курения — небольшая похоть, но и спичка зажигается небольшим огнем, а все сжигает. Духовный смысл курения есть распущенность не только те­ла, но и души. Это ложное успокоение своих нервов, как гово­рят некоторые, не сознавая, что нервы — это плотское зеркало души. Это успокоение — самообман, мираж. После этого нар­котическое успокоение будет источником мучений души. Сей­час, пока есть тело, это успокоение надо возобновлять посто­янно. А потом это успокоение будет источником адского му­чения. Успокоить себя можно, лишь противостоя страсти, удержавшись от нее. Подняться нужно выше своих страстей, тогда войдешь в сферу мира Христова. Невозможно молиться духом, куря папиросу, не могут так­же люди причащаться Тела и Крови Христовых, а значит, не могут спастись.

Я обращаюсь ко всем людям и прошу вас: бо­ритесь со своими малыми страстями и пороками и, особенно, с курением, которое отравляет нашу жизнь и готовит адские мучения курящим.

Протоиерей Иоанн Монаршек

   |    Рубрика: Проповеди    |    Опубликовано: 20.03.2013