Ивантеевское благочиние

Вера в Бога и добрые дела в жизни человека

 

«Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь»

(Ин. 5, 24)

 

Православное учение отк­рывает нам знание о Святой Троице, оно возвещает, что Бог — Чис­тейший Дух. Бога никто ни­когда не видел, на Него даже Ангелы не смеют взирать, и нельзя представлять, будто Бог — это дедушка с бородой, сидит на облаках и управляет ми­ром. В такого языческого бога мы не веруем. Мы веруем в Бога, Который живет в Свете неприступном… Нельзя пони­мать Его и как воздух, разли­тый в мире. Бог — особое Су­щество, Которое не смешивается с природой. Бог вечен и безсмертен. Не было человека, земли, всей вселенной, а Бог был. Для Него нет времени ни прошедшего, ни будущего, для Него всегда — настоящее; тысяча лет для Него как один день, и один день — как тысяча лет.

Бог — это богатство, полнота жизни, любовь, вся красота, все могущество, вся сила, т.е. все добро — в Одном Боге. Бог сотворил человека, чтобы он – Его творение – участвовал в Его благости, вместе с Ним ликовал и блаженствовал.

Свобода — это великий Божественный дар человеку. Когда еще не было мира, вселенной, человека, в разуме Бога все это уже было, и Бог заранее знал, кто свою свободную волю направит к добру и кто ко злу. И эту свободу мы потеряли через грех непослушания. «Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пре­будете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8, 31-32). А Истина у нас одна — Ею является Бог.

Бог Един, но в Трех Лицах: Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой. Это великая тайна Божества. Ограниченным челове­ческим умом постигнуть ее невозможно. Бог Отец вечно рож­дает Сына, а Дух Святой исходит от Отца через Сына. Слова «рождение» и «исхождение» Богу не присущи, но наш челове­ческий язык так скуден, что точнее мы сказать не можем. Что­бы хоть немного понять сущность Троицы, можно привести приблизительное сравнение.

Возьмем солнце. Оно имеет диск, круг — это как бы обоз­начает Безначального Бога Отца; от диска на землю нисходит свет — это обозначает Сына, а тепло — благодать Духа Святаго. Другой пример. Разум человека как бы обозначает Бога Отца, ум постоянно рождает слово — Сына, дыхание — благодать Ду­ха Святаго. Бог создал мир, и всякое творение свидетельству­ет о Его Троичности. Человек состоит из духа, души и тела, каждый палец руки — из трех суставов, и сама рука — из трех частей: так же и нога. Огонь — это свет, тепло и дым; вода мо­жет быть жидкой, льдом и паром… И многое другое. И все это наглядно свидетельствует о Триедином Боге.

Бога иногда познают через явные чудеса, которые случают­ся в жизни и у неверующих людей, такие чудеса, после кото­рых человек с радостью переносит поношения и скорби и да­же идет за веру на смерть. Царедворцу, который пришел к Спасителю просить придти и исцелить его умирающего сына, Христос сказал: ««Вы не уверуете, если не увидите знамений и чудес… Пойди, сын твой здоров». Он поверил слову, которое сказал ему Иисус… На дороге встретили его слуги его и сказали: сын твой здоров… И уверовал сам (царедворец) и весь дом его» (Ин. 4, 47-54).

Вера в Бога – не легенда, не миф. Это истина непреложная, необходимая для каждого человека. Если бы религия была ле­гендой, она не могла бы дойти до наших дней, сохранив себя в чистоте, а давно затерялась бы в веках. Можно ли говорить о личностях, которые не существуют? Конечно, нет! Если бы не было Бога, и разговоров бы не бы­ло о Нем; не было бы рая и ада, Ангелов добрых и злых, жиз­ни вечной — никто бы и не говорил об этом.

Есть свет, но есть также и тьма. Есть добро, но тут же ря­дом и зло. Есть в мире истина и ложь, радость и горе и т.д. Не должны ли мы прийти к логическому выводу, что такие ан­типоды, которые мы наблюдаем в мире видимом, должны быть и в мире духовном? Если есть начало плотское, значит, есть и начало духовное: первое — видимое, второе — невидимое. Если есть духовная смерть, то должна быть и духовная жизнь. Если есть греховность, должна быть и безгрешность. Если есть временное, должно быть и вечное. Если есть тление, то долж­но быть и нетление. Если есть жизнь земная, то должна быть жизнь и загробная.

Один человек проезжал по берегу Азовского моря. На бе­регу сидело много рыбаков, с азартом ловивших рыбу. Ему пришла мысль: если бы в Азовском море не было рыбы, ник­то бы там не сидел и не ловил ее. Если бы не было Бога, ник­то бы не молился Ему, никто бы к Нему не обращался. Когда в колодце нет воды, никто туда не ходит, его заколачивают, и тропинка к нему зарастает травой. Если бы в Церкви не было благодати, никто бы не ходил туда, все храмы бы закрыли, и тропинки к ним заросли бы язычеством. Один человек сказал: «Если бы собрались тысячи людей и привели множество доводов, опровергающих существование Бога, то я бы все равно не поверил, потому что Бог есть в мо­ем сердце».

Когда человек совершает грех, он теряет ту энергию, ту си­лу, которую получает при рождении от Бога. Так постепенно он доходит до такого состояния, что становится пустым, ему не интересно жить, хотя всего у него с избытком. Материа­лизм возвеличивает плотскую, низменную, порочную природу человека и полностью отрицает жизнь духовную. Люди в на­ше время, особенно молодежь, поражены, как раком, невери­ем, скептицизмом; душа у них равнодушна ко всему неземно­му, а земное им приедается. И мы видим, что многие молодые люди, имея достаток во всем: в пище, в одежде, в зрелищах — все удовольствия им доступны — теряют интерес к жизни и кончают жизнь самоубийством: вешаются, травятся, бросаются под поезд. Вот к чему приводит атеистическое воспитание!

Атеисты — это секта безбожников. У атеистов тоже есть вера, но только «с черного хода»: они верят, что Бога нет. Они верят в материю, признают ее источником всего существую­щего, иначе говоря, признают ее богом. Раньше язычники пок­лонялись той же материи, но в ее раздельности: небесным светилам, деревьям, камням; теперь материалисты обожествляют ее в целом. Для них это оказалось очень удобным. Безличную материю не нужно любить, она не требует нашего сердца, не ищет нашей воли, не призывает к добру, к чистой, свободной от зла жизни. Бог дал людям нравственный закон, повелевает жить по Его заповедям, обличает зло и проповедует любовь: материя никого не ограничивает во зле, не указывает на смысл жизни, не объясняет человеку, кто он и к чему должен стремиться. Это-то и нужно грешникам, не желающим выйти из тьмы греха и лжи к свету истины — ведь материя не запреща­ет грешить!.. Как заметил один из героев Достоевского: «Если нет Бога, то человеку все позволительно».

Атеисты отняли у человека Бога, а взамен дали идола. Они напоминают осла, который бежит вперед. Потому что впереди него на палке висит мешок с сеном. Разница в том, что ослу, когда он добежит до цели, дадут сена, а здесь — безконечный бег многих поколений, да и сена-то, собственно говоря, нет, только разговор о нем… То, что основывалось тысячелетиями, хотят за один день перевернуть, уничтожить. Все это суета сует, томление духа! Человек должен помнить, что голова его – не помойная яма, не мусорный ящик, куда можно сваливать подряд… Надо, чтобы мысли были чистые, желания — добрые, надо иметь любовь к Богу и ближним. Не забывать никогда, что человек создан для вечности, что есть Бог, что душа безсмертна.

Вера без дел мертва. Многие говорят, что веруют в Бога, а закона Его не исполняют; с такими людьми Бога нет. Ведь и бесы веруют и трепещут, но пойдут в вечный адский огонь… Есть три места, о которых нужно помнить каждому христианину: место, где много плачут; место, где всегда плачут; место, где никогда не плачут.

Место, где много плачут, — это наша земля. Плачут маленькие дети, только появившиеся на свет; плачут молодые и старые от болезней, от сердечной муки, от грехов своих и чужих; в слезах родятся, в слезах проживают свой век и в слезах умирают. Пойдите на кладбище. Посмотрите, сколько там   могил! И каждая омыта слезами.

И какое время высушит эти слезы? Откуда этот плач? Где его начало?

Он начался при изгна­нии из рая наших прародителей: плакал Адам; теперь плачем мы, наследники его греха, пришельцы и странники на этой земле.

Место, где всегда плачут, в Священном Писании назы­вается адом. Господь говорит, что там вопль, и плач, и скре­жет зубов. Представьте себе мрачную подземную темницу, глубочайшую пропасть — безотрадное место плача или ужас­нейшую печь огня неугасимого и посмотрите на находящегося там, горящего в пламени грешника!

А в раю никогда не плачут. Здесь одна только благодать, одна только радость, здесь нет ни болезней, ни слез, ни воз­дыхания, но жизнь безконечная.

Мы на земле живем между раем, где вечное ликование Святых, и адом, где вечное мучение грешников. Земля для нас — только пересылочный пункт, гостиница, из которой мы вот-вот выйдем. В какой час Господь позовет нас к ответу — этого никто не знает, а Он сказал: «В чем застану, в том и сужу».

Все зависит от нас самих. Бог дал нам свободную волю, и мы можем направить ее либо к добру, либо ко злу, собрать добрый багаж или дурной. Ведь и рай и ад начинаются здесь, на земле, — начинаются в нашем сердце.

Есть три вида веры: вера мертвая, не дающая жизни; бесовская вера, которая состоит из страха и отчаяния (бесы «веруют и трепещут», но не каются); вера живая и деятельная, соединенная с любовью, приоб­ретающая нам спасение.

Можно сказать так: вера — это корень, дела наши и наша жизнь — дерево, а спасение — это уже плоды. Спасение – это добровольное наше послушание Богу. Вера наша делает нас сынами Божиими.  За веру, доверие и любовь Господь награждает человека спасением, награждает всякого, кто послушался голоса Его Единородного и возлюбленного Сына Иисуса Христа.

Для спасения нужна только вера живая, деятельная, выра­жающаяся в добрых делах, в нравственно чистой жизни чело­века. Дела — это плоды веры. Можно сказать, что где нет доб­рых дел христианских, там нет истинной христианской веры, и где есть нравственно чистая христианская жизнь, там есть и вера. «Дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дере­во приносит и плоды худые» (Мф. 7, 17). «Кто имеет запове­ди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам» (Ин. 14, 21).

Совершая добрые дела и живя по воле Божией, человек выражает этим свою веру во Христа Спасителя. Потому что вера в Бога и добрые дела составляют необходимые условия для того, чтобы Искупительная жертва Христова была спа­сительна для человека. Святой апостол Иоанн Богослов говорит: «Верующий в Сына имеет жизнь вечную, а не верую­щий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем» (Ин. 3, 36)

Протоиерей Иоанн Монаршек

   |    Рубрика: Проповеди    |    Опубликовано: 20.03.2013