Ивантеевское благочиние

Вознесенский храм, г. Красноармейск

Город Красноармейск расположен на северо-востоке Московской области. Статус города он получил сравнительно недавно — в 1947 году. До этого он числился поселком, который вырос на месте текстильной Вознесенской мануфактуры.

Конец XVIII – начало XIX веков в России ознаменовались значительным экономическим ростом, который приостановился только в годы Отечественной войны 1812 г. Появлялось множество промышленных предприятий. В Подмосковье широкое распространение получили текстильные заведения. Одной из первых текстильных мануфактур в нашей местности была Царёвская ситцевая фабрика, которую в 1813 году построил нарвский купец М.К. Вебер недалеко от села Царёво на земле, купленной у братьев М.А. и Н.А. Дурасовых, которым и принадлежало село Царёво.

В начале 1830-х годов купец Н.Д. Манухин, будучи в гостях у помещика в с. Никольском, гулял по берегам реки Воря. В излучине реки между с. Муромцево и д. Путилово он облюбовал участок земли. Выкупив три десятины земли в районе Васильевского луга, относящегося к д. Путилово, Манухин строит здесь хлопчатобумажное заведение. Возможно, на это решение его сподвиг коммерческий успех соседней Царёвской фабрики. Точная дата покупки земли и начала строительства неизвестна. В первые свои годы это заведение, если и производило ткань, то совсем в небольших количествах, а в качестве наемных работников использовался труд исключительно местных крестьян. Об этом свидетельствует и метрическая книга Никольской церкви с. Муромцева за 1819-34 гг. Именно к приходу этой церкви относилась деревня Путилово, а значит, и созданное на её земле новое текстильное производство. В этом документе до 1834 года упоминаются только жители окрестных сёл и деревень.

Многие дошедшие до нас документы говорят, что начало настоящей деятельности фабрики пришлось на 1834 год. Незадолго до этого Манухин продал землю со всеми строениями купцу Ложечникову, который расширил производство. С 1834 г. хлопчатобумажное заведение начинает называться Вознесенской бумагопрядильной мануфактурой. Предполагают, что своё название фабрика получила в связи с православным обрядом освящения, совершенным здесь в праздник Вознесения Господня.

Кстати, с 1834 года в метрических книгах прихода Никольской церкви села Муромцева начинают упоминаться жители Вознесенской мануфактуры. Мы можем назвать даже точную дату такого первого упоминания – 23 января 1834 г. Именно в этот день согласно метрической книге «у живущаго на Вознесенской фабрике отставным Сумского гусарского полка Максима Феоктистова и законной жены его Дарьи Степановны родилась дочь Ксения». Эта Ксения, наверное, с полным правом могла бы назвать себя первым коренным жителем фабрики.

Поскольку в январе 1834 г. фабрика уже называлась Вознесенской, то её освящение должно было состояться не позднее лета 1833 года.

В 1835 году Ложечников продал мануфактуру Товариществу из семи пайщиков, в котором главную роль играл Семён Евстафиевич Жадовский. Мануфактура быстро росла. В 1835 г. на ней работало 2 тысячи рабочих и производилось 70 тысяч пудов пряжи в год. И хотя среди рабочих большинство по-прежнему составляли местные крестьяне, было уже много и жителей, приехавших из отдалённых местностей. Приезжие рабочие проживали в фабричных деревянных бараках.

В то далёкое время посещение храма считалось насущной необходимостью. Люди старались посещать церковные службы если не каждый воскресный день, то уж по великим праздникам обязательно. Сознание общества в своей основе продолжало оставаться религиозным. К тому же священники не только совершали обряды и Таинства, но на них была возложена обязанность по регистрации браков, родившихся и умерших. Поэтому любое значительное событие в жизни человека не обходилось без посещения церкви.

Жители окрестных сёл и деревень окормлялись в своих приходах. А вот на Вознесенской мануфактуре первоначально своего храма не было, поэтому приезжие рабочие, проживавшие на фабрике, были приписаны к Никольскому приходу села Муромцева.

С 1842 года фабрику приобрёл один из пайщиков Товарищества Вознесенской бумагопрядильной мануфактуры купец первой гильдии Семён Логинович Лепёшкин. В 1844 г. новый хозяин расширяет производство: строит кирпичные корпуса, приобретает 200 самоткацких станков и арендует в Калужской губернии у помещика Дубровина 500 крепостных крестьян сроком на 8 лет.

Лепёшкин стал задумываться над созданием своей фабричной церкви. Во-первых, для народа это было бы гораздо удобней, а во-вторых, постройка храма значительно повысила бы авторитет нового производства и его хозяина. В 1848 году С.Л. Лепёшкин на собственные деньги строит церковь. Дом Лепешкина располагался где-то на месте будущего детского сада № 4 и гороно или дома Миндера. Церковь была построена недалеко от хозяйского дома на высоком берегу Вори. Сейчас на этом месте стоит кирпичное здание детского сада «Светлячок» (ул. Чкалова, д. 5).

Здание церкви было возведено на кирпичном фундаменте, но сама она была деревянной и оштукатуренной. Причём штукатурка очень натурально придавала зданию вид кирпичной постройки. Вот таким же, очень похожим на кирпичный, через дорогу напротив церкви в 80-х годах XIX в. был построен и дом управляющего фабрики Миндера. Церковь, как и мануфактура, была освящена в честь праздника Вознесения Господня.

Об облике несохранившегося храма Вознесения мы можем судить только по дошедшей до нас фотографии. По всей видимости, его высота составляла 15-18 метров, а площадь не превышала 250 квадратных метров. Из-за своих почти пропорциональных размеров (высота ненамного превышает длину стен) здание имело кубический объем и выглядело несколько тяжеловато, что дополнительно придавало иллюзию кирпичного строения.

В нём своеобразно соединились архитектурный тип древнерусского четырехстолпного одноглавого храма и классицизм XIX в. По своему внешнему виду церковь Вознесения несколько похожа на такие известные памятники как церковь Покрова на Нерли, Димитриевский собор во Владимире или Георгиевскую церковь в Старой Ладоге.

Но уже новым веянием классицизма в нашем случае является колоннада, сооруженная перед входом в здание. Отмечают, что церковь Вознесения воспроизводила формы образцовых проектов известного архитектора К.А. Тона. Такой стиль принято называть псевдорусским. Имя действительного архитектора не сохранилось, и нам неизвестно насколько вкусы С.Л. Лепёшкина определили архитектуру церкви, но кажется, что в её облике можно отчётливо увидеть характер и жизненный путь главного жертвователя.

Отец С.Л. Лепёшкина, Логин Кузьмич Лепёшкин, происходил из подмосковного города Каширы из рода крепостных крестьян. В 1811 году он записывается в состав московского купечества. После Отечественной войны 1812 г. и большого пожара он приобретает собственный дом с садом на углу Бабьегородского переулка и улицы Большой Якиманки. Этот деревянный дом в последующем неоднократно ремонтировался, штукатурился, украшался лепниной, но на каменный не заменялся. Крестьянская любовь к родному и теплому деревянному жилищу продолжала жить в душе купца и его семейства даже в шумной каменной столице.

В этом родительском доме и провел молодые годы будущий владелец Вознесенской мануфактуры. Дата его рождения неизвестна, но вероятней всего он родился в Кашире задолго до того, как его отец переехал в Москву, поскольку уже в 1814 году Семён начинает собственное дело и получает свидетельство купца третьей гильдии Гостиной слободы. Женившись, он приобрёл дом в Москве на Пятницкой улице.

Семён Логинович, кроме коммерческой деятельности, вёл и значительную общественную работу. В 1831 г. он был награждён орденом Св. Анны 3-ей степени за усердие в борьбе с холерой. В 1832 г. становится купцом первой гильдии и кавалером, членом Комитета по строительству биржи, в 1833 возведён в потомственное почётное гражданство, в 1840 стал коммерции советником, в 1846-49 городской глава и председатель Биржевого комитета, в 1854 награждён орденом Св. Анны 2-й степени за усердное служение церковным старостой и пожертвования в пользу храмов и помощь бедным. Были и другие награды. У Семёна Логиновича была большая семья, он имел трёх сыновей и четыре дочери. Мировосприятие семейства Лепёшкиных нам открывает духовное завещание родного брата С.Л. Лепёшкина, Василия Логиновича, в котором он писал: «почитаю первой обязанностью часть своего достояния употребить на Богоугодные устройства во славу Бога». Он также жертвует «бедным родным моим, живущим в городе Кашире», выделяет более 35 тысяч рублей на храмы и монастыри и более 50 тысяч рублей богадельням, сиротам и бедным.

Как мы видим, в характере семейства Лепёшкиных сплелись провинциальная непосредственность и столичный шик, патриархальные устои и желание шагать в ногу со временем, христианская жертвенность и купеческая прижимистость. И всё это отразилось в облике церкви Вознесения, где простота дерева скрыта за иллюзией камня, старина формы пытается сочетаться с деталями современной моды.

Вместе с церковью начала действовать церковно-приходская школа.

По завещанию С.Л. Лепёшкина на содержание церкви было пожертвовано 1000 рублей.

После смерти в 1855 г. С.Л. Лепёшкина фабрика переходит в управление его сыновьям Василию и Дмитрию. Василий умер в 1860 г. и фабрикой стал единолично владеть Дмитрий Семёнович Лепёшкин. Он же считался и старостой Вознесенской церкви. Д.С. Лепёшкин тоже очень многое сделал для храма: приобретал утварь, оплачивал отопление, содержал сторожей и трапезника. Рядом с церковью в 1864 г. был построен дом для церковного причта.

В конце 1880-х годах церковь была расширена. К ней были пристроены боковые приделы Успенский и Симеона Персидского. Можно предполагать, что придел Симеона Персидского был посвящен святому покровителю основателя храма Семёна Логиновича Лепёшкина.

 В 60-е года XIX в. священником на фабрике был Василий Васильевич Никольский, позже С.И. Агибалов, дьяконом – М. Покровский. Известна также фамилия одного из последних псаломщиков Вознесенской церкви – Василий Петрович Смиренский, который начал здесь служить с 1914 г.

Как значится в «Послужном списке» В.П. Смиренского, он в 1881 г. закончил Волоколамское духовное училище, затем служил псаломщиком в Никольской церкви с. Муромцева. И после долгих лет службы епископом Можайским Димитрием он был переведен на фабрику.

До революции фабричными жителями более всего отмечались Пасха и престольный праздник – Вознесение Господне. В пасхальную неделю не работали пять дней. На Пасху иллюминировали здание церкви и дорожки в ней, а в пасхальную ночь устраивали фейерверки.

Престольный праздник собирал не только фабричных, но и жителей окрестных деревень. В этот день рынок за фабричными воротами был наиболее оживленным. Кроме местных торговцев из Муромцева, Путилова, Никулино и Лепёшек, приезжали купцы из Сергиева-Посада, Богородска. Тут же гастролирующий цирк устраивал свои представления.

В церковные праздники много народа собиралось и в сквере перед фабричной лавкой (будущий Центральный магазин) и Егорьевской (Георгиевской) казармой. Этот сквер сохранился до сих пор. Здесь, в основном, собирались пожилые люди. Они устраивали посиделки, пели старинные песни и водили хороводы. Сюда же приглашали духовенство и совершали общий молебен.

Всё шло своим чередом, из года в год…

Но вот началась Первая мировая война, а за ней и октябрьская революция.

В 1917 г. в фабричном поселке Вознесенской мануфактуры проживало 8000 человек. Имелись школа, больница, родильный дом, детский приют, библиотека, кинематограф, торговая лавка. В первое время после революции 1917 г. жизнь церковной общины продолжалась по-прежнему. Также проходили службы, отмечались праздники. Но вскоре начался голод и эпидемия тифа. Шла гражданская война. Фабрика периодически приостанавливала свою работу, объем производства значительно уменьшился. Новой власти нужно было принимать жёсткие меры. В стране устанавливалась так называемая «диктатура пролетариата». С врагами боролись не только физически, но и идейно. Искоренить нужно было всё то, что так или иначе было связано с государственным устройством царской России. В Церкви видели духовный оплот самодержавия, поэтому отношение к ней Советской власти быстро менялось от нейтрального к враждебному. Повсеместно стали создаваться кружки воинствующих безбожников.

Как это ни печально, но среди значительной части рабочих на Вознесенской мануфактуре также поддерживалась идея борьбы с Церковью. В 1922 г. уездная газета «Плуг и молот» от 7 сентября 1922 г. писала: «Недавно на Вознесенской фабрике был сделан доклад «Поповский поход против народа». Лекция прочитана с большим успехом. Зал был полон, докладчика забросали вопросами. На другой день, когда рабочие пришли в механический цех на работу, то единогласно решили снять висевшую в помещении цеха икону и обратиться в ком.ячейку за получением портрета тов. Ленина. Святой висел в механическом цехе со дня основания фабрики и никому не помог – был плохим вождём и покровителем, а теперь у нас есть пролетарские вожди и покровители».

В 1928 году по инициативе комсомольцев была закрыта, а затем разобрана церковь Вознесения. Строительный материал от разобранного храма пошёл на строительство двухэтажного дома для фабричных пожарных. Этот дом № 12 на ул. Свердлова стоит до сих пор. А на месте, где стояла церковь, были построены детские ясли.

После разрушения храма верующие жители фабрики вынуждены были ходить в Царёво и Муромцево. Там церкви продолжали действовать. Но вскоре остался единственный храм на всю округу в с. Царево.

Так продолжалось долгих 40 лет.

В 1991 году распался Советский Союз, изменился государственный строй. Исповедовать веру можно было уже свободно. В том же 1991 году инициативная группа жителей города – прихожан Никольской церкви села Царёво – решили возродить приходскую общину Вознесенской церкви. За дело активно взялись Владимир Владимирович Колосков и Тамара Староверова. Чуть позже к ним присоединились Голикова Анна, супруги Булатовы – Валентин Семёнович и Мария Трофимовна и другие. Долгие походы по разным инстанциям увенчались успехом, городские власти решили выделить общине деревянное здание бывшего детского сада № 4 на ул. Чкалова. Но это здание так и не было передано. Городская администрация изменила своё решение. Вместо просторного детского сада было предоставлено расположенное у площади Победы небольшое строение бывшего промтоварного магазина, построенного ещё в 1923 году и принадлежавшее когда-то Путиловскому волостному Совету. Бывший детский сад занял городской отдел народного образования (Гороно).

21 декабря 1991 г. приходское собрание Вознесенской церкви приняло Устав местной православной организации прихода Вознесенской церкви г. Красноармейска, а уже 31 января 1992 г. митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий утвердил этот устав. Начались церковные службы. Первыми настоятелями вновь организованного прихода были отец Евгений Мельников и отец Василий Сушков, затем отец Александр Гнутов, отец Александр Хаустов. Старостами были Николай Маркович Скоробогатов, Олег Виноградов, Лидия Васильевна Кривенкова, Анна Осиповна Храпёнкова. С 1999 г. вторым священником стал иерей Александр Фролов. 30 января 2001 г. отец Александр был назначен настоятелем храма.

Число прихожан росло. Но большому количеству народа  было небезопасно находиться в ветхом здании, состояние износа которого специалисты оценивали в 84%.

Все понимали, что нужно думать о строительстве новой церкви. 20 мая 1999 г. благочинным Пушкинского округа протоиереем Иоанном Монаршеком был освящен крест и место постройки будущего храма. Был отслужен молебен и совершён крестный ход. Сначала планировалось строительство каменной церкви. Но средств явно не хватало. Строительство могло затянуться на долгие годы.

В такой ситуации в 2002 году было решено начать закладку деревянного храма. Огромное количество народа сдавали деньги на строительство храма, приносили последние копейки, сбереженные со своих мизерных пенсий. Среди них, бабушки, жертвовали и предприниматели. Особо стоит отметить москвичей Николая Олеговича Марчука и Надежду Даниловну Краснову, чьи значительные денежные пожертвования дали первый и сильный толчок строительству новой церкви, а также местных жителей – Николая Сергеевича Херсонского, Юрия Анатольевича Лисёнкова, Геннадия Николаевича Мелёшина. В ноябре 2002 г. был заложен фундамент. С марта по июль 2003 года велись строительно-монтажные работы по возведению здания церкви. Проект разрабатывала творческая архитектурная мастерская «Дабор». Размеры здания повторяли деревянный храм Новомучеников и исповедников Российских в Бутово.

Несколько слов о форме церкви. Самому неосведомлённому в архитектуре человеку достаточно мимолётно взглянуть на неё, чтобы на уровне подсознания ощутить: перед нами самый традиционный деревянный православный храм клетского типа. Такие строили на Руси ещё тысячу лет тому назад. Выше уже говорилось о таком типе церковных сооружений. Такая же клетская церковь, посвящённая Николаю Чудотворцу, давным-давно находилась в селе Муромцево и упоминалась ещё в писцовых книгах конца XVI века.

4 декабря 2003 г. в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы в новой церкви была совершена первая служба. Её возглавил благочинный церквей Пушкинского круга протоиерей Иоанн Монаршек. С тех пор богослужения в церкви Вознесения Господня совершаются постоянно.

С 7 марта 2012 г. в Вознесенском храме стал служить священник Георгий Клочков, который в ноябре был назначен настоятелем. Протоиерей Александр Фролов по состоянию здоровья был переведен вторым священником.

Контакты:

Адрес храма: Московская обл., г. Красноармейск, ул. Краснофлотская;

Телефон храма: 8(496)538-22-80.

Телефон настоятеля : 8-903-224-81-16

Банковские реквизиты:ИНН 5023003906

Р/с 40703810782080002754

ИНН 5023003906

КПП 502301001

К/с 30101810200000000055

БИК Банка 044651055 в Филиале № 13 «Подмосковье» ПАО МОСОБЛБАНК

Официальный сайт: http://церковь-вознесения.рф

 

 

   |    Рубрика: Храмы Ивантеевского благочиния    |    Опубликовано: 5.03.2013