Ивантеевское благочиние

О взаимной любви

Бог от начала принимал множество мер, чтобы насадить в нас любовь; Он даровал всем нам одну главу — Адама. Для чего все мы не происходим из земли? Для чего не происходим совершенными возрастом, как он? Для того, чтобы рождение, воспитание и происхождение друг от друга привязывали нас друг к другу. Потому Он не сотворил и жены из земли. Так как единства природы было бы недостаточно для побуждения нас к единодушию, если бы мы не имели одного прародителя, то Он сделал и это. Если мы ныне, разделяясь одними только местами, чуждаемся друг друга, то тем более было бы так, если бы род наш имел два начала. Посему Он и соединил как бы одною главою все тело человеческого рода. И так как в начале, по-видимому, было два лица, то смотри, как Он опять соединил их и совокупил в одно посредством брака: «Сего ради, — сказал Бог, — оставит человек отца своего и матерь, и прилепится к жене своей: и будета два в плоть едину» (Быт. 2 24). Не сказал: жена, но: человек, потому что в нем привязанность бывает сильнее; а сильнейшею сделал ее для того, чтобы силою этой любви превосходнейшее существо преклонить и привязать к слабейшему. Так как надлежало установить и брак, то Он сделал жене мужем того, от кого она произошла. Для Бога все ниже любви. Ибо если и при этом первый человек скоро впал в такое безумие и диавол посеял такую вражду и зависть, то чего не сделалось бы, если бы они происходи ли не от одного корня? Далее, устрояя, чтобы один повиновался, а другой повелевал, ибо равенство чести часто производит вражду, Он учредил не народное правление, но царское и, подобно как в войске, такой же порядок можно видеть в каждом доме. Муж занимает место царя; жена — место правителя и военачальника; дети получили власть третьей степени; затем власть четвертой степени принадлежит рабам; ибо и они имеют власть над низшими, и часто который-нибудь один бывает поставлен над всеми, заменяя господина, будучи, впрочем, сам рабом; потом и между ними опять есть другие степени власти, иначе у жен, иная у детей, и у самих детей также различные, сообразно с возрастом и полом; ибо и у детей женский пол имеет власть не одинаковую с мужским. Везде Бог устроил степени и разнообразие власти, дабы все пребывало в единодушии и великом согласии. Посему и прежде размножения рода нашего, когда были только два первых человека, Он повелел одному начальствовать, а другой подчиняться. Дабы первый не стал презирать и не отверг последней, как низшей, смотри, как Бог почтил и соединил ее с ним еще прежде сотворения: «Сотворим ему помощника» (Быт. 2, 18), — сказал Он, выражая, что она сотворена для его пользы и таким образом соединяя его с тою, которая для него сотворена; ибо мы бываем особенно расположены к тому, что сделано для нас. Дабы опять не стала превозноситься она, как назначенная в помощь ему, и не расторгла этих уз, Бог сотворил ее из ребра его, внушая, что она есть часть целого тела. А дабы и муж не стал превозноситься этим, дальнейшее Он не предоставил ему одному, как принадлежало ему одному предыдущее, но сделал противное тому, устроив деторождение, в котором хотя отдал предпочтение мужу, однако не все предоставил ему.

Видишь ли, сколько Бог устроил уз любви! Во всем этом заключаются естественные залоги единодушия. Подлинно, к нему приводит единство природы, ибо «всяко животно любит подобное себе» (Сир. 13, 19), — происхождение жены от мужа и — детей от них обоих. Отсюда происходят многие роды любви: одного мы любим как отца, другого как деда, одну как мать, другую как кормилицу, одного опять как сына, внука или правнука, другую как дочь или внучку, одного как брата, другого как племянника, одну как сестру, другую как племянницу. Впрочем, для чего исчислять все роды родства? Бог употребил и другое побуждение к любви: запретив браки между родственниками, Он обратил нас к чужим, а их расположил к нам. Так как они не соединены с нами естественным родством, то Он соединил иначе — посредством брака, совокупляя посредством одной невесты целые домы и сводя роды с родами. «Да не поймеши, — сказал Он, — сестры твоея, ни сестры отца», ни иной девицы, имеющей с тобою родство препятствующее браку, перечислив поименно подобные виды родства (Лев. 18). Довольно для любви твоей к ним того, что ты родился из одного с ними чрева или связан с ними другим образом. Для чего же стеснять широту любви! Для чего более надлежащего усиливать расположение к любви здесь, тогда как можешь получить иной повод к любви, взяв жену из чужих и с нею ряд родственников — мать, отца, братьев и их ближних? Видишь ли, сколь многими способами Бог соединил нас? Но Он не удовольствовался этим, а устроил еще, что мы имеем нужду друг в друге, дабы и таким образом соединить нас; ибо нужды особенно производят общение. Для того Он не попустил, чтобы все было везде, дабы и этим заставить одних иметь общение с другими. Сделав, что мы имеем нужду друг в друге, Он доставил и удобства сообщения. Если бы этого не было, то опять возникли бы неприятности и затруднения; если бы, например, имеющий нужду во враче, плотнике или другом ремесленнике должен был совершать далекое путешествие, то все погибло бы. Посему Он и устроил города и собрал всех вместе. А дабы и к живущим далеко мы могли ходить удобно, Он распростер между городами море и послал быстрые ветры, сделав таким образом сообщения удобными. В начале же Он поселил всех в одном месте, и рассеял не прежде, как первые люди, получившие этот дар, злоупотребили согласием. Так Он соединил нас всеми способами — и природою, и родством, и языком, и местом! Он не хотел, чтобы мы лишились рая; ибо если бы хотел, то не поселил бы в нем первосозданного человека; но виновен в том нарушивший заповедь; не хотел также, чтобы мы были разноязычными; ибо иначе сделал бы это в начале; — но тогда «бе вся земля устне едине и глас един всем» (Быт. 11, 1). Посему и тогда, как надлежало истребить живущих на земле, Он не создал нас из другого вещества и не переселил праведника, но оставил его среди потопа как бы некую искру вселенной, опять возжег род наш от ней — от блаженного Ноя. В начале Он установил одну власть, поставив мужа над женою; но когда род наш пришел в великое расстройство, то Он учредил и другие власти — господ, правителей, и это также для любви. Злоба развращала и погубляла род наш, посему Он посадил среди городов судей, как бы каких врачей, дабы они, истребляя злобу, как бы какую заразу любви, собирали всех в одно. А дабы не только в городах, но и в каждом доме было согласие, Он почтил мужа властью и преимуществом, а жену вооружил страстию, и между обоими поставил дар чадородия, употребив, кроме того, и другие связи любви. Ибо не все Он предоставил мужу, и не все — жене, но все разделил между обоими, вручив ей дом, а ему торжище, предоставив ему снискивать пропитание, ибо он возделывает землю, а ей устроять одежду, ибо пряжа и тканье дело жены, ей дал Он искусство — прясть. Впрочем, и при этом сияет домостроительство Божественного Промысла. Ибо и жена весьма нужна в других вещах необходимейших, и низшие нужны нам для поддержания нашей жизни; нужда эта такова, что хотя бы кто был богатее всех людей, однако не может чуждаться общения с другими и не нуждаться в беднейших. Ибо не только бедные имеют нужду в богатых, но и богатые в бедных, и богатые даже более в бедных, нежели последние в первых.

«Иже во святых отца нашего Иоанна, архиепископа Константина града, Златоустаго избранные творения. Собрание поучений в двух томах», Троице-Сергиева лавра, 1993.

   |    Рубрика: Отношения между супругами    |    Опубликовано: 15.08.2013