Кровавый палач наказал за магию

Большинство нацистских преступников так или иначе, рано или поздно, заплатили жизнью за преступления против человечества. В разной степени и разных обстоятельствах наказание настигло даже тех, кто не сидел на одной скамье с подсудимыми на Нюрнбергском процессе.

Лионский мясник

Кровавый палач наказал за магию

Помимо командиров Вермахта, под чутким руководством которых осуществлялся террор против мирного населения, в рядах германской армии и особенно СС было немало «самородков», отличавшихся особой жестокостью. Одним из особо отличившихся насильников был Клаус Барби.

За смешной фамилией, которая никак не ассоциируется с нацизмом, скрывался крайне жестокий, если не сказать, маниакальный человек. В 29 лет за особые заслуги Барби был удостоен должности руководителя одного из отделений германской тайной полиции — Гестапо.

Не секрет, что среди «гестаповцев» почти не было тех, кто относился бы с особой любовью к себе подобным, однако Клаус Барби во многих вопросах переплюнул даже самых отъявленных маньяков и убийц.

Кровавый палач наказал за магию

По распоряжению Барби с особой жестокостью был казнен один из лидеров французского сопротивления. Выдергивание ногтей или вживление иголок под кожу по сравнению с произошедшим многим историкам до сих пор кажется куда более простым видом казни.

С одного из повстанцев по приказу Клауса Барби содрали кожу, а затем «утопили» в ведре с аммиаком.

Действуя в строгом соответствии с приказами руководства, и проявляя личную инициативу, люди Клауса Барби при активном содействии СС и Гестапо замучали и запытали до смерти зверскими пытками без малого 15 тысяч человек.

Особой отличительной чертой Барби и методов его «работы» стало безразличие к полу и возрасту пленников. Пыткам, издевательствам и мучительной смерти подвергались и маленькие дети, и женщины, и старики. «Лионский мясник» за проявленные заслуги в 1943 году был лично награжден Железным крестом, а награду садисту вручал лично Адольф Гитлер.

Кровавый палач наказал за магию

После окончания войны Клаус Барби чудом избежал гибели, и даже успел поработать на американскую разведку. Особо не брезговавшие кровавыми «кадрами» американцы использовали навыки Барби для борьбы с коммунистами и влиянием «красных» на оккупированной территории.

Однако в 1951 году опасаясь физического устранения ценного агента, американские специалисты помогают Барби покинуть Европу и благополучно перебраться в Южную Америку.

Там нацистский преступник и палач стал трудиться на благо интересов Соединенных Штатов, но уже под другим, вымышленным именем — Клаус Альтманн.

До того момента, как французские власти раскрыли данные о местонахождении одного из самых кровавых палачей Европы, Клаус Барби (Альтманн) успел поработать с несколькими диктаторами и наркобаронами, но и активно содействовал соблюдению американских интересов в Боливии.

Только в 1983 году правительство Боливии перестало игнорировать запросы на экстрадицию Барби во Францию. В 1987 году палачу был вынесен обвинительный приговор, а еще через четыре года «Лионский мясник» скончался от тяжелой, обширной онкологи в той же тюрьме, где во время оккупации он и его подчиненные сгубили несколько тысяч человек.

От врачей до вестников смерти

Кровавый палач наказал за магию

Вся военная, научная и экономическая машина Третьего Рейха была направлена на подчинение, или если это было невозможно, на уничтожение тех, кто не разделял идеалов великой Германии имени Адольфа Гитлера. Методы при этом были разными.

От предложений по созданию «еврейских резерваций» до неприкрытого геноцида на оккупированной территории. Одним из тех, кто стал скрываться в Южной Америке от суда за собственные злодеяния был и один из идеологов холокоста Адольф Эйхман.

Целых 15 лет Эйхману удавалось скрываться сначала в Германии, проживая с поддельными документами, а затем и в Аргентине. Однако в 1960 году возмездие добралось и до него.

Действуя в обход официальных властей Аргентины, не торопившихся с экстрадицией беглых военных преступников, агенты израильской разведки «взяли» Эйхмана прямо на улице и специальным рейсом переправили в Израиль.

Кровавый палач наказал за магию

Трусость одного из авторов программ по уничтожению евреев не позволяла сознаться в содеянном, и во время допросов Эйхман настаивал на собственной невиновности.

Историки отмечают, что беглый нацист всячески старался использовать статус жертвы, делая акцент на том, что он всего лишь «исполнитель» приказов начальства. Однако ложь не спасла нациста от возмездия — 1 июня 1962 года после показательного процесса Адольф Эйхман был повешен.

Одним из тех, кто боролся за «чистоту арийской расы» через истребление целых народов был и главный немецкий «врач» — бывший имперский комиссар здравоохранения Карл Брандт.

Кровавый палач наказал за магию

Именно благодаря этому человеку после освобождения концлагерей мир узнал о массовых испытаниях препаратов и химикатов на заключенных, о бесчеловечных экспериментах ради медицины в гитлеровской Германии.

К виселице после завершения войны было приговорено значительное количество обвиняемых : от охранников и «медсестер» концлагерей до «подсобных рабочих», выполнявших особо грязную работу.

Одним из самых ярких примеров такого «сотрудничества» является казнь двух палачей концлагеря Майданек, любивших фотографироваться с капсулами «Циклон-Б» в руках.

Кровавый палач наказал за магию

Пособники врага

Кровавый палач наказал за магию

В отличии от западного «трибунала» советский суд ставил во главе угла не скорость наказания, а его неотвратимость. Западные стандарты в оценке действий нацистов здесь не подходили, ведь ради получения ценных сведений и научных данных десяток с лишним нацистских лидеров не просто сохранили жизнь, но и остались на свободе.

Однако именно благодаря советским судам и органам следствия были арестованы такие «строители» нацистской Германии, как Вильгельм Шубер, принимавший участие в казнях почти 15 тысяч человек, или «доктор-смерть» Гейнц Баумкеттер. От справедливого возмездия Шубера, Баумкеттера и нескольких других нацистов спасло собственное государство.

Переданные для отбывания наказания в родную Германию преступники вскоре покинули места заключения вместе с небольшой денежной выплатой, а Гейнц Баумкеттер даже был приглашен на работу в одну из немецких больниц. Однако советские органы госбезопасности частенько действовали и собственными силами.

Стоит напомнить, что списки пособников врага составлялись советскими разведчикам и контрразведчиками почти сразу после освобождения оккупированной противников территории.

Держать у себя предателей и мучителей собственного народа было крайне опасно. Сильнее всех в истории сотрудничества с врагом «наследили» украинские националисты. Цинизм и жестокость «бандеровцев» даже сейчас, спустя более 70 лет после разгрома нацистов вызывают у обычных людей ужас и отвращение.

Однако лидер украинских националистов Степан Бандера в виду очевидной опасности для жизни так и не решился покинуть Германию, где некогда находился в местах не столь отдаленных. За свою жизнь украинский террорист и виновник массовых казней опасался не просто так.

Остатки бандформирований, укрывавшиеся в лесах, или жившие по поддельным документам коллаборационисты постепенно выявлялись органами советской госбезопасности.

Кровавый палач наказал за магию

Ликвидация Степана Бандеры стала одни из символов советского правосудия и неотвратимости наказания для всех, кто в годы Великой Отечественной использовал террор в качестве достижения целей. Однако Бандера, его пособники и сторонники не были единственными, кто должен был ответить за свои злодеяния.

Задолго до уничтожения лидера украинских националистов, летом 1944 года в руки советских контрразведчиков попал уникальный архив с информацией, цену которой нельзя представить даже приблизительно.

В найденных документах содержались имена, фамилии и другие данные почти пяти тысяч охранников и других сотрудников концлагеря Майданек и других лагерей смерти. Дела в отношении пособников врага, поступивших на службу в СС, рассматривались на протяжении десятилетий.

Историки отмечают, что одни из последних упоминаний охранников концлагеря на окраине польского города Люблин датированы 1985-м годом.

Сложная система поиска и выявления коллаборационистов позволила органам государственной безопасности на протяжении многих лет «отфильтровывать» пособников нацистов от вернувшихся домой простых граждан и военнопленных, и именно благодаря целенаправленной, кропотливой работе удалось найти и арестовать таких преступников, как Антонина Макарова. «Тоньку-пулеметчицу» советские контрразведчики нашли спустя 30 лет, и 20 ноября 1978 года участвовавшая в расстрелах советских военнопленных была приговорена к высшей мере наказания. 

Источник: https://tvzvezda.ru/news/qhistory/content/201703180849-ja0d.htm

Чёрный миф о "кровавом палаче" Берии. Часть 2

Кровавый палач наказал за магию Деятельность войск НКВДГоворя о вкладе Берии в общую победу над гитлеровцами, нельзя забывать о том, что с главой НКВД связано развитие связи пограничных войск. Это позволило в предвоенное время снабдить телефонной связью каждый пограничный наряд даже на Дальнем Востоке. Общая готовность пограничных войск и войск НКВД к войне, по сравнению со значительной частью армии, была поразительной. В первые часы войны, самые тяжелые и страшные для армии и страны, пограничники сохранили управление. Все заставы, кроме погибших в круговой обороне, по приказу отошли от границы. Впоследствии пограничники составили элиту армии, выполняя разведывательные, контрразведывательные и другие особые функции.
Только охраняя тыл советских фронтов и армий, советские пограничники уничтожили или взяли в плен более 320 тыс. немецких солдат и командиров, то есть более 19 полнокровных дивизий вермахта. Одновременно пограничники уничтожили 9 тыс. бандитов, которые промышляли в тылу армии, и 29 тыс. преступников арестовали. На т. н. «невоюющих» границах СССР в годы войны пограничники задержали более 63 тыс. нарушителей, разоблачили 1834 шпиона и диверсанта, обезвредили свыше 4 тыс. контрабандистов, изъяли контрабанды на сумму 18,5 млн. рублей. Пограничники приняли участие в наиболее значимых операциях советской армии. Они обороняли Одессу, Севастополь, Сталинград, Ленинград и Москву, приняли участие в 50 стратегических операциях. На Дальнем Востоке пограничники приняли активное участие в разгроме японской Квантунской армии.

В ходе войны Берия не забывал уделять внимание развитию спецсредств. В спецлабораториях при НКВД создавали новые рации, радиопеленгаторы, бесшумное оружие, прицелы, минное оружие. В период битвы за Кавказ специальные группы офицеров-пограничников, вооруженных бесшумными винтовками с ночными прицелами, внесли большой вклад в срыв немецкого наступления. Обычная тактика вермахта оказалось сорванной из-за истребления десятков наводчиков авиации, артиллерии и радистов.

Один из «чёрных мифов», который касался Берии (очень подробно о «чёрных мифах», созданных вокруг Берии, рассказывает исследователь А. Мартиросян в серии «Сто мифов о Берии»), был создан по поводу действий войск НКВД в годы Великой Отечественной войны. Они якобы «жировали» в тылу и терроризировали людей, пока весь народ бился с гитлеровцами.

Однако войска НКВД выполняли важные функции. Так, в самом начале война 163 тыс. военнослужащих НКВД, включая более 58 тыс. пограничников, были привлечены к охране тыла действующей армии. К февралю 1942 года численность пограничников, охранявших тыл, достигла более 67 тыс. человек, а к концу войны 85 тыс. человек (57 полков НКВД).

Войска НКВД также охраняли железные дороги, железнодорожные сооружения, важнейшие промышленные объекты. В годы войны на железных дорогах войска НКВД охраняли 3600 объектов. Если в августе 1941 года под охраной было 250 важнейших промышленных предприятий, то в конце войны — 487.

И заслуга войск НКВД в том, что в годы войны немецкие разведывательные структуры так и не смогли организовать даже подобие знаменитой «рельсовой войны» советских партизан или уничтожить какие-либо важные промышленные объекты в советском тылу, хотя диверсионные группы отправляли пачками.

В ходе войны войска НКВД провели 9292 операции по обеспечению безопасности тыла и борьбе с бандитами. В результате было убито более 47 тыс. бандитов и арестовано около 100 тыс. бандитов. При проведении этих операций войска НКВД потеряли 4787 человек.

Таким образом, войска НКВД не «жировали», а выполняли важнейшие государственные функции, обеспечивая безопасность тыла действующей армии, бесперебойную работу промышленности и железных дорог. Уничтожали диверсантов и бандитов. Сохраняли порядок в тылу, боролись с бандитизмом.Кроме того, войска НКВД бились и непосредственно на передовой.

Уже 29 июня 1941 года по инициативе Сталина и Берии Ставка приняла решение о немедленном формировании из военнослужащих НКВД 15 дивизий (10 стрелковых и 5 моторизованных). Для формирования этих дивизий были использованы командные и рядовые кадры пограничных и внутренних войск, а также запасники.

Формирование этих дивизий проходило под личным руководством наркома внутренних дел Лаврентия Павловича. Руководящие кадры НКВД усилили и армейский генералитет. В июле 1941 года организация Резервного фронта была поручена начальнику войск Белорусского погранокруга генерал-лейтенанту Богданову. Из шести армий этого фронта четырьмя командовали генералы НКВД.

Заместитель Лаврентия Берии по войскам генерал-лейтенант Масленников командовал 29-й армией, начальник войск Украинского погранокруга генерал-майор Хоменко — 4-й армией, начальник войск Карело-Финского пограничного округа генерал-майор Долматов — 31-й армией, начальник войск Прибалтийского погранокруга генерал-майор Ракутин — 24-й армией.

А из 10 саперных армий, созданных в составе Красной Армии в начале войны, пять армий сформировали старшие офицеры НКВД.Мужественно бились с врагом и конвойные войска НКВД.

Читайте также:  Гоблины (мифология): кто такие, как выглядят, где живут

Чтобы не было путаницы, надо сказать, что в состав войск НКВД в начале войны входили: войска по охране железных дорог и железнодорожных сооружений; по охране особо важных предприятий промышленности; конвойные войска и оперативные войска. Так, мало кто знает, что знаменитая надпись на стене Брестской крепости «Умираю, но не сдаюсь! Прощай Родина! 20 июля 1941 г.

» была сделана в казарме 132-го отдельного батальона конвойных войск. То есть бойцы конвойных войск бились в крепости спустя почти месяц после того, как город оставили части Красной Армии. А «конвоиров» как только не обзывали в годы господства либерализма в России!Героически сражалась и 42-я бригада конвойных войск в Белоруссии.

По приказу коменданта Минска бригада с 22 по 26 июня поддерживала порядок в городе, охраняла важнейшие учреждения, участвовала в ликвидации пожаров, вызванных бомбардировками. В соответствии с порядком, согласно которому чекисты и внутренние войска последними оставляли населенные пункты, бригада одной из последних вышла из Минска.

С 30 июня по 3 июля бригада удерживала переправы и восточный берег реки Березины на участке в 15 км (по штату такой участок должна оборонять стрелковая дивизия), имея в качестве противника моторизованную дивизию вермахта, имевшую на вооружении танки и тяжелую артиллерию.

Три дня конвойные войска, имеющие на вооружении легкое стрелковое оружие и «коктейли Молотова», сдерживали натиск врага. 10 июля сильно поредевшая бригада прибыла в Москву на переформирование. В 1942 году бригаду переформировали в 37-ю дивизию войск НКВД. Дивизия занималась охраной важных объектов, борьбой с диверсантами и оперативной работой в освобождаемых районах.

Схожий путь прошла и 13-я дивизия конвойных войск НКВД, которая дислоцировалась на Украине. Она участвовала в боях на киевском направлении. Так, героически действовали бойцы 233-го полка. Они в течение трёх суток держали мост на реке Сула, через который переправлялись отступающие советские войска.

Имея только винтовки и «коктейли Молотова», бойцы НКВД отбивали атаки вражеской танковой группы, не подпуская немцев к переправе. Удивительное мужество и стойкость показали и воины 227-го полка конвойных войск. Одни двое суток обороняли город Новоукраинка, уничтожив несколько сотен гитлеровцев. Полк ушел из Киева одним из последних.

227-й полк вместе с 4-й дивизией войск НКВД по охране железных дорог, прикрывал отход 37-й армии. Даже попав в окружение, бойцы НКВД смогли пробиться к своим. К началу октября в полку осталось только 45 бойцов. Все остальные пали в схватке с врагом. Так действовали практически все части конвойных войск, дислоцированных в западной части СССР.Все эти примеры говорят о внимании наркома к войскам НКВД. Они имели высочайший моральный дух и отличную выучку, сдерживая натиск превосходящих в численности и по вооружениям войск врага. Мало кто знает, что именно по предложению заместителя наркома внутренних дел Масленникова бойцы НКВД, кроме выполнения обычных своих задач, стали обучать бойцов народного ополчения, истребительных батальонов и запасных полков. Это инициативу поддержал Берия. В результате военнослужащие конвойных войск и пограничники стали зачинателями широкого снайперского движения на всех фронтах. С весны 1942 года началась массовая подготовка снайперов и снайперских групп. В результате снайперы уничтожили десятки тысяч вражеских солдат и командиров. Уже в 1943 году 2289 снайперов НКВД были отмечены медалями и орденами. Так воевали бойцы НКВД, руководимые Лаврентием Павловичем, до самой Победы.

Депортация

В 1990-е годы весьма популярным было обвинение Берии в организации в депортации чеченцев и ингушей. Причем якобы грузин Берия ненавидел горцев и мстил им за грехи их предков, которые нападали на Грузию. Сталина и Берию обвиняли в этническом геноциде, основанном на чувстве личной мести.

Однако это миф, созданный либералами и представителями интеллигенции тех народов, которые подверглись депортации. О нём хорошо рассказано в работе историка И.

Пыхалова «За что Сталин выселял народы?» Приведенные факты показывают, что депортированные народы подверглись наказанию заслуженно (Миф о несправедливости выселения чеченцев и ингушей в 1944 году).

Они в своей массе отказались воевать с гитлеровцами, создали в тылу бандформирования, активно сотрудничали с гитлеровцами. Причем бандитизм, коллаборационизм, пособничество приняли настолько массовый характер, что с учётом местных особенностей пришлось наказать целые народы.

Причём о «геноциде» говорить нельзя. Наоборот, в условиях военного времени и согласно Уголовному кодексу, «к стенке» могли с полным правом поставить большую часть мужского населения депортированных народов (чеченцев, ингушей, крымских татар и т. д.).

Однако высшее военно-политическое руководство СССР проявило милосердие и гуманность. Провинившимся народам дали время подумать над своими ошибками. Кроме того, руководство СССР таким образом предотвратило возможность начала масштабной гражданской войны внутри страны.

Нацисты в конце 1943 года разработали план «О необходимости превращения Восточного похода в гражданскую войну». Потерпев поражение под Сталинградом, в битве за Кавказ и в Курской битве, гитлеровцы хотели разжечь пламя гражданской войны в СССР, использовав ряд малых народов в своих целях.

Однако советское руководство уже предприняло профилактические меры, чтобы предотвратить такой сценарий. Поэтому орден Суворова получен Л. П. Берией вполне заслуженно.Надо сказать, что Сталин отлично понимал значение Берии для страны. В СССР появилось уникальное звание — Почётного гражданина.

Присвоили его всего один раз. Лаврентий Павлович Берия — единственный Почётный гражданин СССР.

Продолжение следует…

А.Паршев: «Убийство Берии — удар по советскому проекту»

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://topwar.ru/42884-chernyy-mif-o-krovavom-palache-berii-chast-2.html

Пять самых кровавых чекистских палачей

Вряд ли начальник просветительско-воспитательного отдела Соловецкого лагеря особого назначения Дмитрий Успенский заслуживает место даже в первой сотне чекистов по числу казненных лично. Но его стоит отметить за энтузиазм: расстрелы никогда не были его обязанностью, будущий генерал ГУЛАГа всегда вызывался на них добровольно.

На Соловки Дмитрий Успенский уже приехал с этим хобби — время от времени стрелять людям в затылки. Про него рассказывали, что карьеру палача он начал с убийства своего отца-священника. На Соловках, на Секирной горе, этот симпатичный здоровяк изредка расстреливал небольшие партии заключенных, а всем запомнился казнью женщины-инвалида, жены поэта Ярославского.

О Евгении Ярославской стоит сказать пару слов отдельно. Это была невероятная женщина. Гимназистка из дворянской семьи до встречи с поэтом Александром Ярославским увлекалась двумя вещами: революцией и блатной романтикой.

Сначала она исследовала уголовный мир, мечтая написать о нем книгу, а потом даже ходила на дело. Несмотря на инвалидность (ей в молодости отрезало поездом обе ступни), пыталась воровать — правда, не слишком успешно.

А вот к революции, точнее, к ее результату — Советскому государству, она охладела быстро. Знакомство с блатными помогло ей в конце 20-х, когда мужа арестовали (поэт как-то неправильно повел себя во время творческого турне по Европе) и отправили на Соловки.

Евгения Ярославская нашла нужных людей, связалась с мужем и подготовила план побега.

Блатной мир она все же поняла недостаточно хорошо: в ночь побега урки сдали ее охране. Евгения Ярославская была арестована и оказалась на тех же Соловках, но в женском лагерном отделении. А ее мужа осудили и расстреляли.

В СЛОНе была традиция: имена расстрелянных за попытку побега зачитывались по лагерному радио. Видимо, Дмитрию Успенскому была любопытна реакция Ярославской на такую новость и он специально для этого пришел в женский барак.

Евгения Ярославская отреагировала следующим образом: «Заключенная ЯРОСЛАВСКАЯ… камнем-булыжником бросила в т. УСПЕНСКОГО, намереваясь попасть в висок, и только благодаря случайности удар был нанесен в грудь, не причинив вреда. В момент ухода т.

УСПЕНСКОГО из барака, где находилась ЯРОСЛАВСКАЯ, последняя намеревалась нанести ему и второй удар в голову, и только быстрым ударом по ее руке присутствующим при этом начальником Отряда ВОХР т.

ДЕГТЯРЕВЫМ кирпич был выбит из ее руки и удар был предотвращен».

Это строки из обвинительного заключения. Действия Ярославской были признаны попыткой совершения террористического акта, и она тоже была приговорена к расстрелу. В ожидании суда Евгения ходила по лагерю на своих протезах с самодельной табличкой на груди: «Смерть чекистам!» Начальник просветительско-воспитательного отдела СЛОН Дмитрий Успенский казнил ее лично.

4. Михаил Матвеев (1—2 тысячи человек)

Статистика капитана Матвеева тоже не сильно впечатляет — в НКВД работали десятки человек, расстрелявшие людей не меньше, чем он. Однако этого палача стоит отметить за его особую роль в советской истории: Матвеев первым в стране казнил больше тысячи человек сразу.

Прежде людей убивали небольшими партиями, однако в 1937 году в рамках начинавшейся кампании Большого террора было решено очистить Соловки для приема новых узников, и ленинградская тройка утвердила смертные приговоры на 1825 заключенных. Это был так называемый «первый соловецкий этап», ставший легендой ГУЛАГа. Потом зэки в лагерях и на пересылках друг другу рассказывали, что его вывезли на баржах в Белое море и там утопили.

На самом деле их, конечно, расстреляли. Эту ответственную задачу поручили человеку с большим опытом: Михаил Матвеев с 1918 года работал исполнителем смертных приговоров в различных отделах ЧК.

Однако, когда счет жертв пошел на тысячи, одной беспощадности стало недостаточно, потребовалась еще и организация рабочего процесса.

А вот с этим у Советской власти в целом и у капитана Матвеева в частности были серьезные проблемы.

Часть заключенных вывезти с Соловков не успели — закончилась навигация. Место для расстрела (в городке Медвежьегорск) выбрали неудачно: рядом были жилые кварталы. Ни Москва, ни местные чекисты не горели желанием помогать капитану, и ему пришлось самому искать грузовики, чтобы перевезти приговоренных из Медвежьегорска в глухой лес, в урочище Сандармох.

27 октября, пока Матвеев хлопотал, один из приговоренных сумел сбежать. Его быстро поймали и убили, но это происшествие надломило психику палача. Он ушел в запой.

Пил чекист почти неделю. 1 ноября он взял себя в руки, нашел-таки грузовики и, проявив творческий подход, организовал операцию, которая стала образцом для всех последующих советских массовых казней.

В Медвежьегорске приговоренных прогоняли через барак с тремя секциями. В первой сверяли личность со списком, во второй — связывали, в третьей — оглушали неожиданным ударом деревянной колотушки по затылку.

В полубессознательном состоянии (профилактика побега!) их везли на грузовиках в лес, где сбрасывали в заранее вырытую яму. Там Матвеев стрелял каждому в затылок. Так он убивал по 200—250 человек в день.

4 ноября работа была закончена, всего расстреляли 1111 человек. Капитана Матвеева за это наградили орденом Красного Знамени, радиолой и путевкой в санаторий.

3. Сардион Надарая (около 10 тысяч человек)

Возвышение Надарая началось, когда Сталин перевел Берию на работу в Москву. Команда Лаврентия Павловича, оставшаяся в Грузии, под такой крышей получила абсолютную власть над республикой. НКВД работало без сна и отдыха — каждый мечтал последовать за шефом в столицу и потому старался выделиться, разоблачая врагов народа. Их молодая амбициозность стала для Грузии национальным бедствием, выкосившим некоторые села, словно чума.

Дела заводились по самым абсурдным поводам, следствие проходило молниеносно, а расстреливать приходилось каждую ночь. Этим занимался Сардион Надарая, приятель Берии, частый гость в его доме и участник его веселых пикников. В 1937 году он был назначен начальником внутренней тюрьмы НКВД Грузии и помимо непосредственных обязанностей по охране заключенных взял на себя заботу по их ликвидации.

Надарая вообще был склонен не ограничивать себя сухой должностной инструкцией. Начальник тюрьмы, бывало, и следствие вел, и пытал, и судил, и расстреливал. Универсальный был специалист, отличавшийся высокой производительностью. Как-то раз за сутки расстрелял 521 человека. И ничего, вспоминал он позднее, только рука очень устала.

Конечно, такое рвение было отмечено и вознаграждено. Уже в 1939 году Надарая был переведен в Москву, где стал личным телохранителем Берии, а в 1953-м возглавил всю его охрану.

Среди новых обязанностей были и пикантные: Сардион должен был привести к Берии женщину, которая приглянулась тому на московской улице, и уладить последствия его развлечений, дав денег на аборт или запугав разгневанного мужа.

Читайте также:  Злата: общее описание, характер и судьба, происхождение и толкование, совместимость в любви

В столице Надарая не засиживался, часто выезжал в рабочие командировки по основному профилю: то тут расстреливал, то там.

С падением Берии закатилась и его звезда. Надарая был арестован, на следствии поначалу запирался, но после побоев и угрозы расстрелять семью сломался — дав материал и на себя, и на шефа. Рассказал про пытки в Грузии, про девочек в Москве.

Получил меньше остальных «берианцев», лишь 10 лет с конфискацией. Срок отбывал в мордовских лагерях, после освобождения жил пенсионером в Грузии, добивался своей реабилитации как жертвы незаконных репрессий. Писал жалобы, напоминал о заслугах перед НКВД и партией. Ничего не добился и умер сильно разочарованным.

2. Петр Магго (около 10 тысяч человек)

Этот человек с внешностью провинциального бухгалтера, убивая людей, испытывал что-то вроде наркотического прихода или сладострастного оргазма. Каждый выстрел распалял его все больше, а под утро, бывало, Петра Ивановича распирало настолько, что он бросался с наганом на коллег.

Петр Магго сразу нашел себя в революционном Октябре. Как и многие другие латыши, он пошел на службу к большевикам и вскоре устроился надзирателем во внутренней тюрьме московского ЧК на Большой Лубянке.

Положение большевиков в Гражданскую было непрочным, на прощение после трех лет террора чекистам рассчитывать не приходилось, и в случае падения Советской власти они готовились держать на Лубянке круговую оборону.

Они заняли в том квартале все огромные каменные дома-крепости, в большие подвалы которых было удобно помещать ежедневный улов врагов революции.

Свидетель Ф. Нежданов в 1920 году посетил Большую Лубянку и описал ее: «Все эти помещения и дома окружены рогатками, сторожевыми постами; окна взяты в железные решетки; вокруг и около — несметное количество большевистских шпиков; и легко себе представить, с каким старанием москвичи обходят эти улицы и переулки «ужаса и крови».

Петр Магго сделал в этих переулках отличную карьеру. Он быстро стал завхозом тюрьмы с единственной должностной обязанностью — исполнение смертных приговоров.

Свидетель Нежданов описал и его: «Центральная фигура Б. Лубянки, 11. Мага — латыш со зверским злым лицом, уже немолодой, никогда почти не разговаривающий с заключенными; молчание свое Мага прерывает только для ругани и угроз. Их невольно страшатся, зная, что Мага — главный палач В.Ч.К.

, что в «гараже расстрела» он, Мага, — главное действующее лицо. Когда в В.Ч.К. нет занятий по случаю праздничного дня, Мага все тоскливо бродит по камерам, не находя себе места.

Но особенно оживлен Мага в дни, предшествующие ночным расстрелам; по оживлению палача ожидающие расстрела очень часто определяют, и безошибочно, что сегодня их «возьмут на мушку».

Многие палачи отказывались расстреливать женщин, а Мага, напротив, любил это делать и перед смертью всегда заставлял их раздеваться.

В руководстве ЧК Петра Ивановича настолько ценили, что назначили начальником лубянской тюрьмы, несмотря на образование в два класса сельской школы. Перед ним открылась сияющая дорога в партийную номенклатуру, но Мага всех удивил. Проработав начальником около года, он попросил вернуть его на прежнюю должность.

Еще раз: Петра Магго пригласили в элиту, а он выбрал быть просто палачом. Это решение произвело на чекистов сильное впечатление. Человека оставили с любимым делом, и Мага расстреливал в Москве все двадцатые и тридцатые, получив за это ордена Ленина, Красной Звезды и Красного Знамени. И нагрудный знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ», конечно.

Когда руководство ЧК вручило Петру Ивановичу золотые часы, в наградной характеристике о нем было сказано скупо, но емко: «К работе относится серьезно. По особому заданию провел много работы».

К концу тридцатых Мага откровенно спился. Палачам на работе пить никто не запрещал. Наоборот, специально для них рядом с местом казни всегда накрывали небольшой стол: водка, колбаса, хлеб. Пили они в перерывах между партиями приговоренных. Петр Магго еще до революции был запойным. К 1940-му году он сильно опустился и стал настолько ненормален, что его уволили даже из ЧК.

https://www.youtube.com/watch?v=GqlBihJYafU

Через год Мага застрелился, галлюцинируя в приступе белой горячки.

1 Василий Блохин (около 20 тысяч человек)

На самом деле 20 тысяч расстрелянных — это минимальная оценка, в некоторых источниках называется цифра в 50 тысяч. Василий Михайлович убивал советских людей четверть века, с 1924 года до смерти Сталина в 1953-м. Он лично расстрелял всю армейскую верхушку: Тухачевского, Якира, Уборевича… Организовал Катынский расстрел (сам застрелил около 700 поляков).

Блохин казнил многих известных людей, например журналиста Михаила Кольцова и писателя Исаака Бабеля, но особого значения этим убийствам не придавал. Единственный клиент, о котором это чудовище любило вспоминать, был Всеволод Мейерхольд. Палач Блохин, страшно далекий от театра человек, почему-то очень гордился, что убил известного режиссера.

Впрочем, люди мало интересовали Василия Михайловича, ему больше нравились лошади. После него осталась библиотека в 700 книг по коневодству. Он эти книжки и на расстрелы с собой приносил. В отличие от большинства коллег, Блохин на работе не пил, а в перерывах между партиями приговоренных любил почитать что-нибудь про лошадей с кружкой горячего сладкого чая.

Трезвый взгляд и крестьянская сметка помогли ему рационализировать процесс забоя людей. Блохин, например, придумал спецодежду советского палача: кожаную кепку, длинный кожаный фартук и глубокие перчатки с раструбами — все коричневого цвета, на котором кровь меньше заметна.

Он разом решил в Москве проблему перевозки приговоренных к месту казни и проблему массовых захоронений, организовав прогрессивную утилизацию трупов в печах первого советского крематория на Донском кладбище (печи, кстати, были отличные, немецкие, такие же потом будут работать в Освенциме).

Теперь москвичей и гостей столицы не надо было вывозить в лес и там потом закапывать.

Система заработала гораздо эффективнее: утром судья в одном здании выносил приговор, в обед человека переводили через Никитскую улицу в другое здание, там вечером убивали, ночью грузовик отвозил труп на Донское кладбище, а к рассвету от вчерашнего подсудимого оставалось лишь немного пепла.

Василий Блохин был уникален. Его коллеги по нелегкому палаческому ремеслу один за другим спивались и сходили с ума, а он жил спокойно и полноценно, без рефлексий и депрессий. В 1933-м экстерном поступил на строительный факультет, но бросил его на третьем курсе: не хватало времени, было очень много работы.

Впрочем, в НКВД его и без высшего образования ценили, к концу войны Василий Блохин дослужился до генерала. За Катынь его наградили патефоном.Беда пришла к нему со смертью Сталина.

В 1953-м Блохина уволили, в 54-м лишили звания с формулировкой «как дискредитировавшего себя за время работы в органах и недостойного в связи с этим высокого звания генерала».

Это так глубоко обидело старого палача, что в 55-м он застрелился.

Василия Блохина похоронили на Донском кладбище. Надгробие установлено в нескольких шагах от той ямы, куда он годами ссыпал прах расстрелянных им людей.

Профессиональные секреты палачей

Чекисты работу своих палачей скрывали, но при этом заботились о передаче их опыта молодым специалистам. Некоторые лекции, которые читали легендарные палачи Магго и Блохин, были записаны и сохранились.

Петр Магго: «У того, кого ведешь расстреливать, руки обязательно связаны сзади проволокой. Велишь ему следовать вперед, а сам за ним. Где нужно, командуешь «вправо», «влево», пока не выведешь к месту. Там ему дуло к затылку и трррах! И одновременно даешь крепкий пинок под задницу. Чтобы кровь не обрызгала гимнастерку и чтобы жене не пришлось опять ее отстирывать».

Василий Блохин: «Опытный палач стреляет в шею, держа ствол косо вверх. Тогда есть вероятность, что пуля выйдет через глаз или рот. Тогда будет только немного крови, в то время как пуля, выстреленная прямо в затылок, приведет к обильному кровотечению — вытекает больше литра крови. Если убивать по 250 человек в день, то уборка помещения становится серьезной проблемой».

Источник: https://www.MaximOnline.ru/longreads/get-smart/_article/chekists/

Блохин, Надарая, Магго и другие главные палачи НКВД

Пик сталинских репрессий пришелся на 1937 год (расстреляны 353 047 человек) и 1938 год (уничтожен 328 681 человек). Из архивных данных видно, что потом количество расстрелов сокращается: в 1939 году — 2552 человека, в 1940-м — 1694, в 1950-м — 1609 человек.

60% смертей приходилось на Москву, где после допроса и непродолжительной отсидки на Лубянке «тройка» выносила приговор.

Первоначально в ВЧК не предусматривалась такая должность, как штатный палач: если приговор вынесен, то исполнить его обязан каждый чекист. На практике целые десятилетия расстрелами осужденных занимались одни и те же люди.

Их неофициально называли спецгруппой. Они способны были ежедневно участвовать в казнях. Не каждый чекист мог это выдержать. [С-BLOCK]

Эти люди имели «устойчивую» психику и были преданы делу. Часто даже их семьи не знали, чем они занимаются на самом деле. Один из членов расстрельной команды чекист Александр Емельянов вспоминал, что все они пили водку до потери сознания и очень уставали от «работы». Для того чтобы избавиться от запаха крови им приходилось буквально обливаться одеколоном, но собаки на улицах все равно чуяли кровавый дух и шарахались от палачей.

Емельянов два десятилетия занимался расстрелами и был уволен со службы в 1949 году по причине развития у него шизофрении. Впоследствии палач получил инвалидность и пенсию.

Генерал Блохин — «рекордсмен» расстрелов

Василий Михайлович Блохин лично расстрелял, по одним данным, 15 тысяч человек, однако есть мнение, что на его совести до 50 тысяч человеческих жизней. Он убил Тухачевского, Якира, Уборевича, Косиора и других видных деятелей того времени.

В отличие от своих коллег по смертельному ремеслу дожил до старости и не сошел с ума. В процессе расстрелов всегда соблюдал технику безопасности, не употреблял спиртное и одевал на себя кожаный фартук и перчатки, чтобы не запачкать одежду кровью.

[С-BLOCK]

В начале 1939 года Л. П. Берия хотел арестовать Блохина за связь с осужденным ранее секретарем НКВД Булановым и наркомом Ягодой. Санкцию на арест Лаврентий Павлович просил у И. Сталина, но тот отказал ему. Вождь народов сказал, что таких людей сажать не надо, они выполняют черную работу и делают это хорошо.

На расстрелы Блохин настраивался: читал книги о лошадях, которых очень любил, и выпивал несколько чашек крепкого чая. В Катыни уничтожил 700 человек. Приводил в исполнение приговоры, вынесенные его коллегам по НКВД.

В 1945 году получил звание генерал-майора и пенсию в размере 3 150 рублей, что в 5 раз превышало среднюю зарплату. После ареста Берии был разжалован и лишен пенсии.

В 1955 году умер от инфаркта, по другой версии, застрелился.

Петр Магго — фанат своего дела

Латыш Петр Иванович Магго за многие годы участия в расстрелах убил более 10 тысяч человек.

Он начал службу в карательном отряде, после чего стал начальником внутренней тюрьмы ВЧК, а позднее — комендантом Лубянки. По воспоминаниям сослуживцев, Магго нравилось убивать, и часто он входил в раж.

Например, однажды заставил встать к стенке сослуживца — чекиста Попова, которого из-за возбуждения не узнал.

Палач считал расстрел особым искусством и любил делиться опытом.

Он учил новичков, как выводить осужденных на казни и как делать выстрел, чтобы крови были меньше: ствол пистолета следует навести на основание шеи и слегка поднять его вверх, таким образом пуля вылетит из глаза и крови будет немного. В 1940 году после 20 лет «службы» палача отправили на пенсию. Через год Магго окончательно спился и умер от цирроза печени.

Сардион Надарая — личный охранник Берии

Надарая Сардион Николаевич работал начальником внутренней тюрьмы НКВД Грузинской ССР, а позднее стал начальником личной охраны Лаврентия Берии. На его счету до 10 тысяч расстрелянных.

Василий и Иван Шигалевы — семейный подряд палачей

Братья Василий и Иван Шигалевы отличались ответственностью и исполнительностью. Когда начальству поступил донос на Василия, который якобы сотрудничает с врагами народа, командиры не дали ход делу.

Они понимали, что обвинения состряпаны, а терять такого ценного сотрудника они не хотели. За свою почти 20 летнюю службу братья получили множество наград, в том числе и боевых, хотя на фронте никогда не были.

После увольнения оба палача быстро умерли: Василий — в 1942-м, а Иван — в 1945 году.

Эрнст Мач: из пастуха в майоры НКВД

В молодости латыш Эрнст Ансович Мач пас скот, но революция помогла ему стать тюремным надзирателем, а позднее — сотрудником НКВД. На протяжении 26 лет Мач участвовал в расстрелах заключенных. Сколько человек он убил за эти годы, точно неизвестно, но понятно, что счет идет на тысячи.

Завершив карьеру палача, Эрнст Ансович занимался обучением молодых чекистов — передавал им свои знания заплечных дел мастера. Со службы Мача уволили по причине психического расстройства, спровоцированного прежней «нервной» работой.

Источник: https://news.rambler.ru/other/40914009-blohin-nadaraya-maggo-i-drugie-glavnye-palachi-nkvd/

«Мастера правосудия»: самые известные палачи в истории. Фото

Одна из самых древних профессий – палач – никогда не была почетной.

Когда-то смертная казнь была преобладающим наказанием за серьезные преступления. И кто-то должен был приводить приговор в исполнение. Конечно, желающих было немного – социальный статус палача был на уровне воров и проституток.

Палачи жили за городом, искали жен и подмастерьев в кругу себе подобных, в церкви стояли позади всех, люди их сторонились, пишет Хроника.инфо со ссылкой на Культурологию.

Читайте также:  Приметы на кладбище: когда нельзя ходить

Тем не менее, и в этой бесславной профессии были те, имена которых вошли в историю.

Публичная казнь

Главный палач города Нюрнберга в Германии Франц Шмидт за 45 лет работы казнил 361 человека – точные цифры и обстоятельства казни известны благодаря дневнику, в котором педантичный палач фиксировал все подробности.

Он проявлял к осужденным гуманность – старался свести их страдания к минимуму, и считал, что помогает им искупить грехи. В 1617 г.

он оставил должность, что смыло с него клеймо «нечестного», как называли палачей, проституток и нищих.

Приведение смертного приговора в исполнение

Часто у палачей были целые династии – профессия в обязательном порядке передавалась от отца к сыну. Самой известной стала династия Сансонов во Франции – 6 поколений на протяжении полутора веков служили палачами. Члены семьи Сансонов были исполнителями приговоров над Людовиком XVI, Марией-Антуанеттой, революционерами Дантоном, Робеспьером, Сен-Жюстом и другими историческими личностями.

Потомственный палач Шарль Анри Сансон

По легенде, однажды Наполеон задал Шарлю Сансону вопрос о том, может ли он спокойно спать, казнив 3 тысячи человек. Тот ответил: «Если короли, диктаторы и императоры спят спокойно, почему же не должен спокойно спать палач?».

Прервал династию Клеман Анри Сансон – из-за денежных трудностей он заложил гильотину. Когда пришел приказ явиться для исполнения смертного приговора – он бросился к ростовщику, но тот отказался выдать «орудие труда» на время. Поэтому в 1847 г.

Сансона отправили в отставку.

Профессиональный инструмент палачей – гильотина

Самым известным палачом Италии был Джованни Батиста Бугатти, который за 65 лет работы казнил 516 человек. Он начинал «профессиональную деятельность» с топоров и дубинок, затем перешел на гильотину. Бугатти называл осужденных пациентами, а его самого прозвали «Мастером правосудия».

Потомственный британский палач Альберт Пирпойнт

Британец Джеймс Берри сочетал 2 профессии – палача и проповедника. Он также писал теоретические труды о правильном проведении казни. А самым эффективным палачом Англии называют Альберта Пирпойнта, который в ХХ в. казнил 608 осужденных. Он ушел на пенсию после того, как повесил собственного друга. Пирпойнт написал мемуары, послужившие основой для фильма «Последний палач».

Джон Вуд – официальный палач Нюрнбергского процесса

Младший сержант армии США Джон Вудд повесил 347 убийц и насильников, но прославился в 1946 г., казнив 10 осужденных на Нюрнбергском процессе нацистов. А после казни он зарабатывал, продавая куски веревки, на которой были повешены руководители гитлеровской Германии.

Электрический стул

Потомственный французский палач Фернан Мейсонье

Потомственный палач Фернан Мейсонье работал на гильотине с 1947 г., казнил более 200 алжирских повстанцев, коллекционировал вещи казненных, чтобы выставить в музее. Он начал работать палачом с 16 лет, помогая отцу. После выхода на пенсию он написал воспоминания, где признался, что не испытывал угрызений совести, так как считал себя карающей рукой правосудия.

Мохаммед Саад аль-Беши – палач Саудовской Аравии

Мохаммед Саад аль-Беши с 1998 г. работает палачом в Саудовской Аравии, где по законам шариата смертной казнью карают за убийство, изнасилование, вооруженное ограбление, отступничество от веры, торговлю наркотиками.

Профессиональный инструмент палачей – гильотина

10 самых жутких мест на планете. Фото

Место публичной казни

Источник: https://hronika.info/fotoreportazhi/106003-mastera-pravosudiya-samye-izvestnye-palachi-v-istorii-foto/

Читать

Виктория Крэйн

ПАЛАЧ

Глава 1

— На колени! — голос ворвался в мой измученный мозг, разгоняя дымку паники, не отпускавшую меня с тех пор, как я очнулась.

Я замерла, но чьи-то руки тут же толкнули меня вперед. Грубо, не церемонясь. Я споткнулась, чуть не упала, но кого это волновало? Я помотала головой, стараясь откинуть лезшие в глаза волосы. Но голова моя дергалась от рывков, и челка снова закрыла обзор.

Черт подери! Когда Джек с приятелями задумывали свой план, никто и подумать не мог, что все закончится так быстро. Так жестоко. Так просто. Так чудовищно быстро! У нас не было ни единого шанса. Ребята не представляли, с какими силами нам придется столкнуться.

Теперь Джек, избитый и окровавленный, лежал на широкой деревянной скамье, силясь приподняться, как ему было приказано. Он уже не стонал. Просто хрипел. И каждый его хрип сопровождался влажными, клокочущими звуками, доносившимися из легких.

Я не видела, как его били. Я не видела, что случилось с Джошем и Энди. Я вообще ничего не видела, с тех пор, как нас внезапно ослепил свет, и мне на голову накинули мешок. Потом был удар по голове и пустота.

Очнулась я на скользком каменном полу. Голая. Тело ломило от холода. В ушах гудело после удара. Меня трясло. Я сжалась в комок, обхватила себя руками, пытаясь хоть как-то согреться. С остервенением растирала руки и ноги, но дрожь не проходила.

Я никогда не страдала клаустрофобией, но невозможность сориентироваться, определить хотя бы размер помещения вогнали меня в жуткую панику. Мне казалось, что ничего страшнее в моей жизни не было. А была она у меня долгая. Очень долгая. Можно сказать, вечная.

Но было тихо. Только звук моего судорожного дыхания, да стук сердца — бум-бум, бум-бум, бум-бум — разрывали вязкую тишину. Словно рокот грома небесного. Я хотела закричать. Может, звук отразится от стен, и я хоть как-то определю, где я. Но я не смогла.

Не смогла даже застонать.

А потом кто-то, подкравшийся так незаметно, что я от неожиданности чуть снова не соскользнула в небытие, заломил мне руки за спину и тычком заставил идти по длинным темным коридорам.

Меня пинками направляли в нужную сторону, не заботясь, что я сбиваю босые ноги в кровь, что я не могу идти от страха. Но я шла.

Пока не оказалась в сводчатой зале с высокими потолками, больше всего походившей на средневековую пыточную.

Там я увидела Джека. Какие-то люди стояли у стен. И тут раздался этот холодный и спокойный голос: «На колени!»

Джек все-таки собрал последние силы и поднялся. К нему тут же шагнули двое и пристегнули его руки к опустившимся сверху креплениям, свисавшим с округлой балки. Ноги его чуть раздвинули и закрепили, пропустив толстые крепкие веревки через специальные скобы в скамье.

Откуда-то снизу выдвинулась перекладина, и Джек уткнулся в нее животом. Через его талию перекинули ремень, продернули у него между ног, вокруг бедер и зафиксировали на перекладине. Джек оказался прикручен к этому жуткому приспособлению, не имея возможности шевелиться.

Если бы у меня были свободны руки, я, наверно, зажала бы рот, чтобы подавить рвущийся наружу крик. Но я не могла ни кричать, ни двинуть рукой. Мои руки все еще держали сзади. Когда Джек был окончательно обездвижен, тот, что стоял позади меня, снова подтолкнул меня вперед. Я обошла Джека, пытаясь обернуться, поймать его взгляд. Но мне не дали.

Оказывается, меня тоже ждал специальный снаряд. Шест, как в стрип-клубах, торчащий с небольшой площадки. От шеста, на некотором расстоянии от блестящей поверхности, отходили широкие скобы с веревками. Сначала я не поняла их назначение. Но это пока меня не поставили на площадку и не впихнули в скобы. Они двигались.

Их защелкнули — узкую на шее, пошире на талии и две совсем тесных на голенях — и туго закрепили. Руки развели в стороны и прицепили к балке, похожей на ту, к которой был привязан Джек. Я оказалась лицом к нему. Но его голова была опущена, глаза закрыты. Он меня не видел. Пока не видел.

Я не сводила с него глаз, чтобы успеть послать одобряющую улыбку, как только он приподнимет голову. Видит Бог, я не знала, что с нами будут делать. И единственное, что нам оставалось, это не потерять достоинство. Поэтому, пока мои глаза что-то видят, я буду смотреть на Джека и скрывать свою боль. А скрывать будет что, это я знала точно.

Но не показывать эмоции или дарить их другим — мой Дар. И никто у меня его не отнимет. Только Смерть. Да и то она лишь сотрет мою личность. Но отнять у меня Дары не сможет никто.

Из теней шагнул какой-то человек. Медленно обошел скамью и шест. Рука его скользнула над скобой, держащей мою шею, чуть задержалась у пульса и исчезла. Через мгновение человек появился за спиной Джека, сделал какой-то знак, и в комнате зажегся яркий свет. Настолько яркий, что я зажмурилась и смогла открыть глаза далеко не сразу. Джек пошевелился и снова уронил голову.

Дальше все было жутко и жестоко. Палач быстро расстегнул штаны, схватил Джека за волосы, дернул его голову назад, на себя и, не отпуская, начал насиловать. Грубо, жестоко. Джек кричал, хрипя, плюясь, вырываясь.

Я дернулась в своих путах, но они держали крепко. В горло впилась скоба. Я задыхалась, извивалась, не осознавая, что жесткие края скоб ранят до крови. Но мне было плевать. Кричать я все еще не могла.

Только раскрывала и закрывала рот.

— Смотри на свою подружку, Джек, смотри, как она переживает! — голос насильника был тверд и спокоен, дыхание было ровным, несмотря на резкие рывки.

«С-с-сука! Мразь! Я убью тебя! — кричала я про себя. — Убью. Страшно и медленно! Клянусь!»

В этот момент наши с палачом взгляды встретились. Легкая усмешка кривила чувственные губы. А я вдруг замерла. Обвисла на скобах. Нет. Господь всемогущий! Нет! Не может этого быть!

Я зажмурилась. Потом снова открыла глаза. Я не могла ошибаться. Не могла. Но это лицо я узнала бы и через миллионы лет. Люциан! Боже, боже…

Наверное, я отключилась. Потому что следующее, что я увидела, это висевший на креплениях Джек. Но я лишь отметила про себя, что он потерял сознание. Отметила — и ничего не почувствовала. Ни жалости, ни сострадания. Я скосила глаза. Люциан стоял у раковины и обмывался.

В этот момент какой-то из его прислужников шагнул к Джеку и плеснул на него из ведра водой. Джек вздрогнул. Его глаза приоткрылись. Красные, с лопнувшими сосудами, страшные и пустые. Но через мгновение его взгляд сфокусировался на мне. По моим щекам текли слезы. Я не понимала, что плачу, и не понимала, из-за Джека или из-за Люциана.

Потрескавшиеся губы Джека шевельнулись. Тихий звук, словно легкое дуновение ветра сорвался с них, но я услышала. Мое имя.

Я собралась. Заставила себя улыбнуться. Надеюсь, улыбка вышла нежной. Потому что иную Джек не ожидал. Его глаза чуть прояснились. И я послала ему Надежду. Всей силой своего Духа. Дала понять, что пытки и унижения неспособны убить в нем достоинство и личность. Я им не позволю!

Люциан что-то почувствовал, потому что в следующий момент он уже стоял передо мной и смотрел мне в глаза с укором. Укором, смешанным с удивлением и насмешкой.

— Это ему не поможет, девочка, — голос его ударил волной, заставляя дернуться мое тело, а края скоб снова впиться в кожу, разрывая ее и причиняя новую боль.

Я смотрела в глаза Люциану. В эти самые красивые на свете глаза. Самые беспощадные и равнодушные глаза. Самые светлые. Не бесцветные, а очень-очень светло-серые, с черными крапинками, как чуть подтаявший мартовский снег. Смотрела и не могла оторваться.

Люциан все еще ухмылялся. Его рука поднялась. Я следила за ней словно в замедленной съемке. И вот его пальцы приблизились к моему лицу, слегка коснулись щеки, скользнули ниже. Провели по изгибу шеи, дотронулись до плеча.

Мне казалось, что мелкие искорки вырывались из-под них, когда он прикасался ко мне. И вот вторая рука его легла под мою грудь. Чуть сжала. Сосок напрягся. Эти прикосновения… Я трепетала от них. Как раньше, как было всегда.

Горячая волна окатила меня, начинаясь где-то в районе затылка, захватила плечи, обрушилась на живот и сосредоточилась внизу. Между ног. Я беззвучно застонала.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=147005&p=1

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector