Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы

Продолжая тему Хеллоуина я решила написать ещё об одном стареньком (2007 год), но качественном и страшном фильме под названием Мертвая тишина. Наверное, это единственный фильм ужасов, который я с удовольствием пересматривала несколько раз.

Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы

Джейми Эшен, чья жена, Лиза, недавно трагически погибла при странных обстоятельствах, становится основным подозреваемым в её убийстве, расследованием которого занимается не в меру усердный детектив Джим Липтон.

Герой твёрдо знает, что он жену не убивал, и поэтому самолично начинает разматывать клубок тайн, окружающих гибель любимой, взяв в качестве отправной точки куклу чревовещателя, которую он получил незадолго до смерти супруги.

Дальнейшие поиски приводят Джейми в его родной город, где его ожидает встреча со своим тяжелобольным отцом и призрачным воплощением Мэри Шоу — некогда известной чревовещательницы, ныне жаждущей мести за свою безвременную насильственную кончину от рук рода Эшенов

Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы

Премьера фильма ужасов «Мертвая тишина» состоялась 16 марта 2007 года. Хронометраж составил 1 час 32 минуты.

Режиссером картины стал Джеймс Ван (Заклятие, Астрал, Пила — 1 часть), сценаристом Ли Уоннелл, а композитором Чарли Клоузер.

Актер Райан Квантен сыграл главную роль. Сюжет основан на страшилке о ведьме.

Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы

Несмотря на то, что фильм снят относительно давно — он всё ещё выглядит стильным и современным.

Так как на кукольную тему снято не так много фильмов, сравнить это кино мне особо не с чем (если не брать в расчет старую франшизу о Чаки и более новую франшизу о кукле Аннабель).

Первая половина фильма — сплошной саспенс. Многих пугают даже обычные куклы, что тогда говорить о куклах-марионетках?

Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы Фильм атмосферный, темный и глубоко мрачный. Куклы в этом фильме реально давят на нервную систему. Сами герои немного блекнут на фоне страшных и застывших кукол. Кукла Билли кажется знакомой — использовался ли этот образ в кино ранее я не знаю. Эффект достигается не только операторской работой (интересные и порой неожиданные передвижения камеры) но и качественным звуковым сопровождением. А ещё мне понравились моменты, когда звуков вообще нет. Цветовое решение фильма — синее. Помимо всего мне понравился разрушенный театр. Хотя и кладбище и сам город, в котором разворачивается действие картины, выглядят довольно гротескно. Финал — удивительный, логичный и…В него веришь. Если вдруг Вы ещё не видели этот фильм, я рекомендую его к просмотру.

И ещё немного страшного кино

The Boy В канун Хеллоуина… Для любителей «кукольных ужасов». Американский The Boy с очень нетривиальным сюжетом

Lo — экспериментальное кино Пентаграммы, магия, заклинания… Демон Lo — трогательная история о любви в жанре ужасы. Это экспериментальное кино стоит посмотреть ради финала!

Проклятие Аннабель 3 В какой-то момент всё так надоело, что захотелось просто встать и выйти из зала. 106 минут напряжения и скуки. Множество стандартных скримеров

Подписывайтесь на мой профиль чтобы не пропустить новые публикации.

Люблю Вас и приятного просмотра!

Источник: https://irecommend.ru/content/kukly-chrevoveshchatelya-kak-izyuminka-kukolnoi-temy-begi-ot-dveri-vedmy-meri-detishek-net-u

«Проклятие. Кукла ведьмы»: Рецензия Киноафиши

Во время второй мировой войны миссис Грей со своей дочерью пытаются найти дом, где они могут остановиться — их собственный попал под бомбардировку. Им предлагают заброшенный особняк в английской глуши. Женщине сразу кажется, что с домом что-то не так, но выбора у них нет.

Через несколько дней её дочь начинает вести себя странно, а потом и вовсе пропадает в лесу. Хозяин особняка и полиция уверены, что девочку уже не найти. Но матери она постоянно видится в доме. И тут же ей начинает являться и ведьма, чья душа заключена в старой кукле.

Она утверждает, что героиня сама не готова принять правду о своей дочери, но та хочет разобраться во всём.

Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы Кадр из фильма «Проклятие: Кукла ведьмы»

«Проклятие: кукла ведьмы» — очередной низкобюджетный хоррор, которые массово выходят на наши экраны в последние годы. Некоторые из них оказываются удачными или хотя бы достаточно яркими, чтобы заинтересовать поклонников жанра. К сожалению, эта картина из другой категории.

Авторы явно решили просто подхватить успех прошлогоднего приквела «Проклятия Аннабель», не говоря уже об одном из самых любимых злодеев американского кино — кукле Чаки из «Детской игры». Правда, от основной идеи осталась только злая кукла, да и ту толком показать не решились.

В остальном с первых же кадров все надежды на хоть сколько-то неплохой хоррор начинают рассыпаться в прах.

Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы Кадр из фильма «Проклятие: Кукла ведьмы»

Разбирая, «что не так» с этим фильмом, даже трудно выбрать с чего начать.

За первые полчаса можно увидеть столько проблем, нелогичностей и ошибок, что иногда возникает мысль — а не специально ли это? Ведь, например, в «Конченой», которую все ругали за лишние сюжетные повороты, они явно были откровенной издёвкой режиссёра.

В фильме должен быть твист, так почему бы их не сделать сразу шесть. Но увы, здесь речь совсем не о том. Авторы «Проклятия: Кукла ведьмы» делают все эти ошибки с совершенно серьёзным лицом. Диалоги настолько стереотипны, что можно сыграть в «угадай следующую фразу персонажа».

При этом операторская работа в этих сценах заслуживает отдельного упоминания: камера просто переключается между двумя говорящими головами, не меняя ракурс, не приближаясь и не двигаясь. И это может длиться две-три минуты.

Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы Кадр из фильма «Проклятие: Кукла ведьмы»

Но самая главная проблема этого фильма ужасов — он просто не страшный. Дизайн той самой проклятой куклы постарались сделать максимально зловещим, но максимум, что происходит на протяжении всего действия, — она поворачивает голову.

А её мимика изображена простейшей анимацией прямиком из хорроров девяностых. Вероятно, кто-то посчитал, что если регулярно показывать крупным планом куклу — зрители испугаются.

Не хватает даже элементарных приёмов: сделать кадр темнее, добавить резких переходов и громкого звука, больше использовать съёмки с рук, чтобы камера тряслась и шаталась.

Здесь подобные очевидные ходы слишком редки, и поначалу возникает мысль, что фильм должен заинтересовать чем-то другим. И если учесть слабую операторскую работу и очень посредственную актёрскую игру — остаётся только неожиданный сюжет.

Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы Кадр из фильма «Проклятие: Кукла ведьмы»

И примерно в середине фильма происходит действительно интересный поворот. Неожиданный, яркий и меняющий восприятие некоторых сцен. Он отчасти объясняет странное вступление и даже необычную работу с цветом. Хотя, увы, не оправдывает плохие съёмки и актерскую игру.

На некоторое время начинает казаться, что дальше станет значительно интереснее, ведь подобный ход даёт гораздо больше свободы. Но, похоже, этот твист — единственное, на что хватило авторов сценария. И именно этой задумкой они пытались оправдать все остальные недостатки.

Потому что дальше снова идут шаблон за шаблоном, диалоги становятся ещё более скучными и предсказуемыми, только удивляя иногда своей бессмысленностью.

Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы Кадр из фильма «Проклятие: Кукла ведьмы»

Тут уже даже от первых попыток нагнать ужаса не остаётся и следа. Как только линия главной героини становится интересной, про неё просто забывают, оставив за кадром.

И зачем-то переключают внимание на новых персонажей, которые точно так же выводятся из сюжета через полчаса.

Возможно, была идея превратить сценарий в несколько взаимосвязанных новелл, но раскрыть второй сюжет авторы то ли забыли, то ли не посчитали нужным, он просто намечен пунктиром и зрителю похоже предлагают самому подумать, чего тут испугаться и что могло бы быть дальше.

Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы Кадр из фильма «Проклятие: Кукла ведьмы»

Ближе к финалу, окончательно запутавшись в своих идеях, создатели «Проклятия…» пытаются исправить положение, ещё раз повторив знакомый сюжетный ход. В фильме снова меняются главные герои, только теперь ещё и действие переносится в другое время и вообще приближается к истории «Ведьмы из Блэр».

Но происходит это за десять минут до конца: новую сюжетную линию создать не получается, а для яркого внезапного финала сцена слишком затянута. Возможно, здесь оператор хотел показать, что он всё-таки умеет снимать с рук и в движении. Другого объяснения короткого появления новых героев просто нет.

Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы Кадр из фильма «Проклятие: Кукла ведьмы»

И в итоге, как ни крути, «Проклятие: Кукла ведьмы» из тех фильмов, которые стоит сразу издавать на носителях в расчёте на то, что кто-то перепутает его название с более популярным кино и купит по ошибке. В нём нет ни капли реального ужаса, съёмки на уровне телеспектакля и просто вымученный сюжет из сплошных клише.

Но даже и эту историю могла бы спасти самоирония: если не получилось сделать мрачно, нужно было превратить фильм в весёлый аттракцион с кровью и кишками, добавить безумия и яркости или же наоборот сделать черно-белым, превратив в пародию на жанр. Тогда даже у него могла бы найтись армия поклонников из любителей «Акульего торнадо» и прочего трэша.

Но, к сожалению, это слишком неуклюжее кино со слишком серьёзным лицом.

  • Алексей Хромов
  • В российском прокате с 30 августа 2018
  • Расписание и покупка билетов на фильм «Проклятие: Кукла ведьмы»
  • Алексей Хромов

Источник: https://www.kinoafisha.info/reviews/8327502/

Папмамбук

Ведьма в жизни маленького немца В далекие языческие времена ежегодный цикл праздников полностью зависел от природы, от движения солнца. Этот цикл имел четыре «вершины»: зимнее и летнее солнцестояния, «конец лета» (конец октября) и «конец зимы» (конец апреля).

Четыре «вершины года» всегда были связаны с нарушением границ, выходом злых сил в земной мир. Главным воплощением этих сил в Германии являются ведьмы.

Особенно много ведьм появляется накануне Вальпургиевой ночи в саксонских местечках вокруг самых северных немецких гор, Гарц: на горе Брокен, высшей точке Гарца, и происходит встреча всех ведьм в ночь на 1 мая.

Конечно, речь не о настоящих ведьмах – хотя, как уверяют социологи, каждый третий немец до сих пор верит в реальность их существования. На улицах немецких городов появляются лотки с ведьмами-куклами, в витринах книжных магазинов стоят книги о ведьмах, многие жители надевают соответствующие костюмы (шапки-колпаки, остроносые туфли, метла).

Даже те немецкие семьи, где культ ведьм не поддерживается, без всяких сомнений покупают детям игрушки, костюмы, книги, связанные с образом ведьм (hexen). Во многих детских учреждениях (и частных, и государственных) проводятся Hexenspiel – праздники ведьм, где дети разыгрывают сценки из народных поверий и легенд.

В общем, образ ведьмы сопровождает маленького немца с самых первых лет его жизни.

Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы

В отличие от «амбивалентной» русской Бабы Яги, которая совершает и много полезных дел, фольклорная немецкая ведьма – исключительно отрицательный персонаж, воплощение зла. И лучше всего ее образ воплощен в классических немецких сказках, собранных и опубликованными братьями Якобом и Вильгельмом Гриммом.

Ведьминские сказки и их происхождение Братья Гримм записали пятьдесят сказок о ведьмах. Самая знаменитая из них – «Гензель и Гретель», где ведьма необыкновенно жестока. Ведьмами являются волшебница в «Йоринде и Йорингеле», крестная в «Рапунцеле», стряпуха в «Найденыше». Явно ведьминское происхождение имеют мачехи из «Белоснежки» и сказки «Братец и сестрица»

Ведьма способна менять свой облик, притворяясь другой женщиной или животным. Живет она обычно в глубине леса, в маленьком незаметном домишке. Часто сказочная ведьма выступает «наставницей» девушек-подростков.

Она всячески противостоит главному герою, используя колдовские приемы, но в конце концов герой побеждает ее.

Как посчитали дотошные немецкие филологи (из русских переводов и пересказов мы не узнаем о самых жестоких подробностях ведьминского существования), в сказках Гриммов ведьму шесть раз сжигают, пять раз вешают, пять раз топят, трижды разрывают дикие звери и столько же раз их ослепляют, дважды обезглавливают…

Откуда столько зверства? А главное – зачем? Ответы на эти вопросы мы найдем в классических трудах по фольклористике, например, в исследованиях Владимира Проппа.

Пропп подробно исследовал исторические корни волшебной сказки и пришел к выводу, что ее происхождение тесно связано с обрядовой практикой наших далеких предков.

Эта связь не всегда прямая: сказка не «фотографирует» обряд, не описывает его дословно.

Столетиями сказка сохранялась в устной форме, многие ее устаревшие элементы (прежде всего, мотивы) переосмыслялись и заменялись реалиями нового времени.

Среди первобытных обрядов был один — самый главный, обязательный для всех членов общество. Это обряд инициации, который «переводил» человека из статуса ребенка в статус взрослого. Инициация – ключевое слово для понимания всех волшебных сказок, и в первую очередь страшных, «кровожадных» сказок немецких земель.

Читайте также:  Чакры и болезни: таблица, очищение, если болят, как восстановить и вылечить самостоятельно

Никому точно неизвестно, как выглядела инициация у древнейших народов Европы.

Письменных свидетельств нет; европейских племен, в практике которых существовали подобные обряды, ко времени появления первых этнографов и этнологов уже не существовало; археологические источники мало что говорят по этому поводу. Однако вряд ли суть инициационных обрядов древней Европы сильно отличалась от хорошо изученных инициаций народов Африки, Америки, Австралии.

В разных культурах инициацию проходили в возрасте 10-16 лет и мальчики, и девочки (хотя сами ритуалы различались в зависимости от пола). Инициация всегда начинается с обрядов «отделения»: подросток оставляет привычный ему мир, разрывает все связи с «материнским», женским миром детства, с состоянием беспомощности, безответственности, асексуальности.

Вторая часть – «включение» подростка в принципиально новый мир, полностью противоположный тому, где он существовал ранее. Эта часть обряда обычно подразумевала длительное (до года!) проживание подростков в удаленных и уединенных местах, где старейшины «посвящали» их в три основные и взаимосвязанные тайны: секс, смерть и священный мир.

Обязательной частью такого «включения» были физические испытания, преодоление которых доказывало, что подросток действительно стал взрослым. Период «включения» подразумевал множественные запреты: лишение пищи, немота, жизнь в темноте, членовредительство.

Инициация – это всегда символическая смерть слабого ребенка и рождение нового человека, сильного и взрослого.

Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы

Давайте попробуем сопоставить с обрядом инициации типичную «страшную сказку», например всем известную «Гензель и Гретель». Герои-дети уходят из родительского дома (их прогоняют, требуют стать взрослыми и найти себе пропитание).

Оказываются в далеком лесу, возле уединенной хижины (она сделана из пряников, что резко противопоставляет хижину голодному родительскому дому).

Хозяйка дома подслеповата: как пишут Гриммы, «у ведьм всегда бывают красные глаза, и видят они вдаль плохо, но зато у них нюх, как у зверей, и они чуют близость человека» (слепота, темнота, завязанные глаза, одноглазость, всевозможные «операции» на глазах – непременная часть инициаций). Дети с помощью смекалки, силы, ума преодолевают все испытания, получают награду (крадут драгоценности) и возвращаются домой в принципиально новом качестве.

Перед нами – классическая схема инициации.

Получается, что эти сказки предназначены вовсе не маленьким детям, а подросткам. Тем, кто готовится перейти из мира детей в мир взрослых, готовится к отрыву от матери, семьи, очага, к выходу в большой и по-настоящему опасный мир.

Сказка – это своего рода проверка: выдержит ли, не испугается? Это эмоциональная тренировка, подготовка духа к совершению важнейшего в жизни обряда. А ведьма – страж на границе двух миров, победа над которым и станет пропуском в новый мир.

Кстати, само немецкое слово Hexe («ведьма») имеет в совсем составе корень hag-, обозначавший «забор, преграду, огороженное возделываемое поле».

Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмыДетская куколка оказалась орудием страшной ведьмыДетская куколка оказалась орудием страшной ведьмы

Немцы давно уже «приручили» своих страшных ведьм, стерегущих границу мира, превратив их в игрушки и сделав героями детских книжек.

Самый показательный пример – приключенческая повесть Отфрида Пройслера «Die kleine Hexe» (в русских переводах – «Маленькая ведьма», «Маленькая колдунья», «Маленькая Баба Яга»), написанная в 1957 году и ставшая настоящей классикой немецкой детской литературы.

Ее главная героиня – добрая и озорная ведьмочка, которая в Вальпургиеву ночь без разрешения отправляется на шабаш и в наказание должна «стать хорошей ведьмой за один год».

Такие «ведьмочки» живут с немецкими детьми почти с момента их рождения: их укладывают в детские кроватки, рисуют на именинных тортах, в детских книжках они рассказывают о буквах и цифрах.

С младенчества привыкшие к присутствию ведьм, немецкие дети вовсе не считают сказки братьев Гримм кровожадными.

Может быть, в этом кроется одна из причин «смелости» немецкоязычных авторов, которые не боятся обсуждать в детских книгах темы семейного насилия, боли и смерти?

Немецкие сказки в современной России В нашей стране пока все иначе. В последние годы все громче звучат голоса противников народных сказок (как русских, так и иностранных). «Прагматики» убеждены, что сказка уводит от реальности, приучает к бесплодному фантазированию.

Некоторые психологи отговаривают от чтения страшных сказок (к которым причисляют, в частности, «Бармалея» и «Муху-цокотуху»), поскольку они формируют у ребенка страхи и комплексы. Православная церковь резко протестует против Бабы Яги и «Сказки о Балде»… В этой статье, вовсе не стремясь найти окончательные ответы на все вопросы, мы попытались обозначить проблемное поле.

И напоследок попросили нескольких взрослых высказать свое мнение: нужны ли современным детям страшные немецкие сказки?

Светлана, гештальт-психолог: Восприятие страшных сказок детьми резко отличается от восприятия взрослых – ребенок просто не может вообразить себе горы трупов, лужи крови, которые уже присутствуют в сознании взрослого (я исключаю случаи, когда ребенок стал свидетелем подобной ситуации в реальности).

Мне попадались исследования немецких психологов, специально занимавшихся изучением этой проблемы. Они разделили детей на две группы: одной группе читали страшные сказки, а второй — нет. И в результате дети из второй группы росли более боязливыми, тревожными, подверженными страхам.

Я считаю, что страшные сказки необходимы для нормального развития ребенка. Эти «ужасные ситуации» позволяют читателю проигрывать самые разные жизненные ситуации, находить их решение. Ребенок-читатель учиться переживать ощущения ненависти, гнева, агрессию, злость.

Мне кажется, стоит научить ребенка преодолевать свой страх и «завершать» ужасную ситуацию победой над ней.

Михаил, социолог, психолог: Люди разные. Дети разные. И им нужны разные книги, разные сказки.

Если родители видят, что ребенок чрезвычайно впечатлителен, эмоционален, подвержен страхам – не надо читать ему страшные гриммовские сказки, это психологическое преступление.

Если ребенок агрессивен, азартен, если в нем ярко выражены лидерские качества, если ему нужен постоянный адреналин – попробуйте, прочтите. И реакция ребенка подскажет, стоит ли двигаться в этом направлении. Ну, и нижняя возрастная граница для страшных сказок – 5 лет.

Кристина, мать троих детей: Я люблю Гриммов и читаю их сказки детям. Малышам, в 2-3 года, – самые простые сказки, без ведьм и членовредительства.

В 4-5 начинаются «Гензель и Гретель», «Рапунцель», «Белоснежка». Никаких дополнительных ужасов и страхов у них не появляется, слушают спокойно и внимательно.

Мне кажется, современные дети существуют в таком мощном информационном потоке, что ведьмы и людоеды их скорее смешат, чем пугают.

Анна Рапопорт

Источник: https://www.papmambook.ru/articles/632/

«Ведьма»: фильм о том, как нечистая сила издевалась над первыми поселенцами будущих США

На DVD, опередив российский прокат, вышла лучшая мрачная сказка этого года, в декорациях Средневековья и «фильмов ужасов» рассказывающая об отличиях веры от ханжеской религиозности и борьбе добра со злом

Посмотрев обласканную критикой ленту «Ведьма» (The VVitch. A New England Folktale, 2015) Роберта Эггерса, обозреватель газеты «Реальное время» впечатлился дотошностью авторов в воссоздании быта XVII века первых поселенцев будущих США и живописными интерьерами и пейзажами, отсылающими к полотнам раннего Северного Возрождения.

На фоне которых разворачивается жуткая и душераздирающая история распада псевдорелигиозной семьи, где никто никого не любит. Автор красивой и страшной ленты, смешав фольклорные верования, легенды, сказки и религиозные искания, попытался ответить на вопрос, откуда есть пошли ведьмы.

Ознакомиться с ответом предлагаем зрителям, сильным духом.

Давным-давно (в 1630 году) за морем, за океаном, в тридесятом царстве Нового Света (в Новой Англии) жил-был мужик-поселенец, приплывший туда с другими пуританами за жизнью богатой и сытной, землей плодородной, берегами кисельными, реками молочными. И была у мужика баба, и были у мужика с бабой дети.

Девица-краса — ах, хороша девица, кровь с молоком, жениха бы ей! Сынок — строгий мальчонка, рассудительный, богобоязненный. Да близняшки крохотные. Жили они сначала дружно и счастливо в общине с другими такими же протестантами, да прогнали люди их за речи мужика дерзкие, гордые. И стали одни они жить-поживать да добра наживать. Народили мужик с бабой еще одно дитятко.

Появились козы у них белые да козел черный, стали козы молоко давать. Ферму построили у леса, землю возделывать стали… Только лес тот был не простой, а заговоренный. В глубине леса избушка стояла, а в избушке старуха-молодуха жила, возраста неизвестного, чары на людей праведных наводила, сбивала с путей господних. Одним словом — ведьма.

Пошла как-то девица-красавица с дитятком к лесу, да забылась, заигралась — пропало дитятко. Волк унес, или ведьма — то семье было неведомо. Только проплакала мать три дня и три ночи, посуровел отец, присмирели ребятишки, девица пригорюнилась.

И возненавидела мать дочь свою раскрасавицу за то, что не углядела за братиком, не уберегла дитятко ее ненаглядное, и попросила мужа отвести девицу в лес дремучий и бросить ее там волкам на съедение… А, нет, это, кажется, совсем другая сказка! В этой же сказке мать просто решила, что ее дочь — ведьма.

Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы

«Ведьма» — смесь сказочных мотивов, фольклорных ужасов и религиозных исканий в средневековых декорациях. Как следствие, обласканный критикой хит фестиваля независимого кино «Санденс» особой любви у поклонников жанра «хоррор» не снискал.

«Ведьма» — тягучее сюрреалистическое колдовское варево из разнородных элементов — больше похожа не на сказку братьев Гримм, а на средневековый сборник сверхъестественных существ «Бестиарий».

Кажется, что пару-тройку сказок бросили в чан с кислотой: и в продолжение полутора часов зритель замечает, как из чана выныривают тут и там «кушай яблочко, мой свет», останки «Белоснежек» и «Спящих царевн», голова «Гензеля» и ручка «Гретель», красный капюшончик от разъеденной уже до костей Красной Шапочки, и метла Бабы-Яги.

Вялую историю выживания поселенцев у мрачного леса атакуют колдовские ужасы, но фильм поначалу слишком анемичен, чопорен, обескровлен и бледнолиц, чтобы как-то реагировать на них (разве что, абстрактно-академический лязг за кадром дает понять, что добром все это не кончится).

«Ведьме» близок по параноидальной атмосфере «Ребенок Розмари» Романа Полански, по фольклорно-инфернальному средневеково-мистическому духу — «Девичий источник» Ингмара Бергмана (советуем еще немой шедевр Беньямина Кристенсена «Ведьмы», Häxan, 1922 года –— интересный попыткой объяснить ведьмовство психиатрией).

Но то были крепко сколоченные жанровые фильмы, придерживающиеся одной сюжетной линии. У Полански молодую жену преследовали сатанисты, и зло было потусторонним. В фольклорной легенде Бергмана, где семья также жила на опушке леса — зло было посюсторонним (не считая колдуна), в финале добро с ножом в руках расправлялось с ним, устраивая настоящую бойню.

В обеих классических лентах героев атаковали извне: ведьмы, сатанисты или разбойники. В «Ведьме» семью тоже атакует внешняя сила, но зритель видит, как семья гниет изнутри: Зло инфернальное оказывается триггером к внутрисемейному кошмару, вызванному злом посюсторонним, что делает из «хоррора» — психологическую драму о распаде семьи и любви. И о хрупкости и условности пресловутой любви к ближнему своему. Ведьма или Люцифер всего лишь вытащили из основания пуританской семьи «пиковую даму», и карточный домик рассыпался.

Визуальный ряд «Ведьмы» — превосходен. Он замечателен еще и потому, что не ограничивается простым воссозданием эпохи. Например, стилистически отдельные его сцены, особенно интерьеры, напоминают (и, очевидно, к ним отсылают) картины фламандских мастеров (ван Эйка, ван дер Вейдена, и проч.

), в которых даже брошенный тазик, начищенный чайник или топор в полене выдают религиозный мистицизм художников. Коротко говоря: их картины транслируют уверенность в том, что Бог присутствует в мире везде и всегда, не только в большом, но и в малом. Потому, возможно, и помещали разные сцены из Евангелия в обстановку, понятную и близкую современникам.

То есть, смотрите, в сцене благой вести девы Марии чайник висит, прямо как у тебя дома, хозяйка! А плотник-то Иосиф, хозяин, орудует тем же сверлом, что и ты! Вот только если у ранних фламандцев помимо сочетания натурализма с религиозностью было еще и, как говорится, «внутреннее благочестие», и было оно не показным, а очень тихим, кротким, молчаливым — то в «Ведьме» никаким благочестием и не пахнет. Или, если угодно, сначала пахнет, а после известных жутких событий и нарастания не евангельской, а инфернальной мистики — испаряется. С учетом двух актеров из известного сериала — в какие-то моменты лента очень походит на «Игру престолов» (сцены с седой ведьмой из 1-й серии нового сезона похожи до степени смешения). Вероятно, нарочитый акцент на интерьерах и показном благочестии автору был необходим, чтобы изрубить его топором в щепки. И бойню эту устроить на фоне сверхъестественно-прекрасных североамериканских пейзажей, кажущихся олицетворением отдельного невидимого персонажа — того самого Бога, который сверху смотрит на наших пуритан и дивится страстям их, никак не вмешиваясь. Тогда как Люцифер вмешивается весьма активно, точно с высочайшего позволения Господа проверяя веру персонажей на излом.

Читайте также:  Заговор на возвращение жены: как читать, белая магия на огонь и воду, алгоритм действий

Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы

Ужас в «Ведьме» — это все пугающее, что невозможно объяснить рассудком и здравым смыслом. Но представлен этот ужас как можно более необъяснимо, а не выпукло (по крыше домов ведьмы не лазают, клацая зубами, да и конкретной ведьмы тут нет, и козлы — не то, чем кажутся). Ужас здесь одновременно фольклорен и сюрреалистичен.

Козы начинают давать кровь, а не молоко. Странного вида заяц мерещится героям. Изо рта выпадает надкушенное яблоко. Дети играют с черным козлом в считалочки.

Такому жанру стоило бы придумать отдельное название: «параноидально-шизофренический хоррор», то есть такой триллер, где происходят заведомо случайные, необъяснимые и безумные с точки зрения здравого смысла события, которые герои поневоле связывают между собой, и дают им определенное имя: Зло, Люцифер, ведьма.

Причем поименование и персонификация творящегося вокруг абсурда ничем героям не помогает. Героям кажется, что их атакуют с определенной целью, но цель эта не ясна, обидчика невозможно увидеть, и конца краю кошмару нет.

Интересно, что «Ведьма» в качестве героев выдвигает первых англичан-поселенцев в Америке, которые уже к моменту начала истории намучились, и испытали такое, что нам и не снилось. При этом они уже близки к тому, чтобы опустить руки — потому что Бог, подозревают они, отвернулся от них.

Ко всему прочему, это не просто христиане, а представители религиозного течения, медитирующего не на будущем Спасении и светлом образе божества, а скорее на образах Ада, дьявольских козней и свирепого ветхозаветного Бога.

Можно предположить, что чертовщина в Лесу оказывается для них удобной персонификацией, объясняющей их неудачи (урожай портится почему? — потому что они прокляты!).

И если до сих пор герои полагали, что их мучения связаны с испытаниями, которыми их подверг Господь, глухой к их мольбам, то с началом чертовщины — автором «казней египетских» легко можно назначить ведьму, слугу Люцифера. Только смущает пуритан, что Господь к их мольбам по-прежнему глух.

«Ведьма» по сути является типично бергмановским размышлением о вере и безверии, фанатизме и религиозности, о проверках веры грубой реальностью и борьбой со Злом. Испытания огнем и мечом вера здешних персонажей не выдерживает. И тому есть причины, они проговариваются вслух (Бергман вряд ли бы так поступил, конечно). Мужик болен «святой гордыней», что есть уже грех. Весь фильм он несет свою религиозность, как знамя (и врет, и крадет — но тайно), потому и кажется здесь самым спокойным персонажем, отдавшим судьбу своей семьи «в руки Божьи». Что, заметим в скобках, становится одной из причин непредсказуемого развития событий в том числе. Мужик вообще не похож на сурового хозяина и играет в семье вторую роль. В моменты, когда надо бы активно действовать, — он самоустраняется. Или бежит колоть дрова! Это известный сказочный архетип, достаточно вспомнить отца Золушки.

Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы

Хозяйка, очевидно играющая в семье главную роль, представлена истеричкой, архетипом «Мачеха», и сильно напоминает настоящую ведьму, гораздо более неприятную и отталкивающую, нежели та, что копошится в чаще леса. От нее и главная героиня, бедняжка Томазин, настрадалась, кстати, больше, чем от сверхъестественных козней.

Эта «мачеха», раз возненавидев дочку, активно подначивает к тому же и мужика, говоря современным языком: «пилит» (если бы вас так пилили, быть может, вы тоже вечно сбегали из дому колоть дрова!). Ее истерики сложно объяснить гибелью младенца.

В Средние века, а уж тем более, в среде первых поселенцев-пуритан, воспитанных сложнейшими жизненными обстоятельствами, смерть ребенка не означала той катастрофы, какой она представляется нам сегодня.

Одно дело когда в семье дети мрут как мухи, и царит высокая детская, да и не только, смертность; смерть привычна и обыденна; и семья как-то свыкается с этим — тем более, «на все воля Божья» и «зато они в Раю». Совсем другое дело — когда смерть внезапна, несмотря ни на какую медицину, а веры в загробную жизнь практически нет.

Поверить в очень современное горе здешней женщины, у которой на руках осталось аж четыре ребенка, из которых два почти взрослых, нелегко. Более понятно поведение мужика, который первое время ведет себя в истинно протестантском духе: он предлагает смириться с потерей младенца, хотя понятия не имеет, попал ли тот в Рай, о чем и сообщает неосторожно старшему сыну, который, конечно, в ужасе.

Папаша по-своему прав. Вера семьи — кальвинистской природы.

То есть, мужик полагает, что Бог поступает волюнтаристски, пределов Его поступкам никто ставить не осмелится, и, возможно, Он испытывает их семью, как библейского Иова; и что все рассчитано на небесах заранее, и если на тебя благодать не снизошла, и ты не был избран Богом в число спасенных, то сколько не молись — все равно попадешь в Ад.

Неудивительно, что ребенку принять такую веру сложно. Удивительно, что уже пожилая женщина, за эти годы явно немало испытавшая вместе с мужем (и гонения английских королей, и рискованное путешествие за океан, и борьбу за существование на новом месте), признается, что быть супругой Иова ей как-то не по душе. Она, мол, устала от такой жестокой веры, которая не предполагает автоматического следствия: молись, и все будет хорошо (то есть, молиться, конечно, надо, вот только что все будет хорошо, никто не обещал). Но поверить в то, что после потери даже двух детей средневековая женщина, тем более, пуританка, теряет веру — непросто. Оба взрослых героя — шахматные фигуры в руках автора: «фарисеи и ханжи». Он передвигает их для того, чтобы в финале выбор сделала Томазин, которую весь фильм шпыняет мать, выматывая подозрениями, что та — ведьма.

Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы

Из фильма не очень ясно, что именно режиссер хотел сказать. В своей первой полнометражной работе Эггерс попался в ловушку «дебюта»: попытался в первом фильме сказать сразу обо всем, и вместить в 90 минут как можно больше. В итоге ленту разрывает на части, и тянет в разные стороны.

Как следствие, фильм похвалили и христианские организации, и… Церковь Сатаны! Последняя объявила «Ведьму» призывом к оружию, к сатанинскому восстанию «против тиранических остатков фанатичных суеверий» и так далее… О каких фанатичных суевериях идет речь, не совсем, впрочем, ясно.

В нашей сказке — ведьмы существуют, Зло обитает в лесу, с Дьяволом можно заключить договор кровью и т.д. Трактовка, обратная сатанистской, звучит гораздо более последовательно. Судите сами. Зло в нашей сказке очевидно атакует добропорядочную семью и ее благочестивых тружеников.

Зло заронило семя греха еще до начала событий (гордыня мужа, слабая вера жены). Зло побеждает потому, что семья не оказалась твердыней духа, ее члены не были благочестивы, по-настоящему не любили друг друга, и, наконец, не верили в Господа. Грубо говоря — руками Люцифера и его ведьм Бог покарал лже-Иова.

Мало того, фильм, закрыв глаза на отдельные частности, даже можно прочесть не как сказку, а как психологический триллер о спятившей на почве фанатизма и суеверий семье, которая в итоге сожрала себя изнутри, безо всякой помощи со стороны Люцифера и его ведьм.

Из-за неочевидности расшифровки, например, мощную сцену, где один из героев трясется в лихорадке, блаженно улыбаясь — можно объяснить тремя разными способами: религиозный экстаз, судороги одержимого бесом, истерика.

Однозначна в фильме лишь одна идея, с которой трудно не согласиться. Необыкновенное количество ведьм в конце XVI — начале XVII веков объясняется фанатизмом протестантов и банальной мизогинией и шовинизмом.

В ведьмы женщины попадали и волею злого рока, то есть, вследствие коллективной истерии общин, но ненадолго, а до первого костра. В ведьмы попадали и добровольно, так как известны показания ведьм, уверенных в том, что они ведьмы.

Становились они «ведьмами», возможно, и в силу того, как одна здешняя героиня «устала от веры», устав на самом деле от тяжелой жизни, и в силу того, как другая устала от попреков в ее женском естестве, заведомой грешности и некошерном поведении ( «А то че она?!»).

Грубо говоря: «Если вы подозреваете меня в ведьмовстве, то я буду ведьмой, так уж и быть, успокойтесь уже!». Беда в том, что исходя из системы координат фильма, помимо этих объяснений существует самое наглое и суеверное: они просто продали душу дьяволу.

Можно лишь предположить, что режиссер, не разобравшись в том, верит ли он сам во всю эту чертовщину (в ведьм, одержимость бесами и существование Люцифера), попытался все же ответить на вопрос, как могут хорошие добрые верующие девушки решиться продать душу дьяволу? Ну и, справедливости ради, он на этот вопрос по-своему ответил, хотя и не сказать, чтобы оригинально.

Ответ из уст ведьм мог звучать примерно следующим образом: «Не мы такие, жизнь такая».

Трейлер — youtube.com, кадры из фильма — imdb.com

комментарии 7

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/30629

Ведьма с длинным пальцем (страшная сказка)

Детская куколка оказалась орудием страшной ведьмы

Давным-давно, в лесу, жила ведьма, которую звали Длинный палец. Все люди в этом районе жили в страхе перед злой ведьмой. Она была 40 футов ростом , и у неё была серая кожа, такая грубая и жёсткая, что никакое оружие не могло пробить её. У неё был один длинный, отточенный как бритва палец, которым она пользовалась, чтобы убивать людей, которые оказывались на её пути.

Сельские жители устали от того, что постоянно находили своих мужей, жен и детей мертвыми в лесу. Они знали, что все эти люди стали жертвами страшной ведьмы. Она подкрадывалась сзади, ничего не подозревающих крестьян, невинно блуждающих в лесах. Затем, она била их в спину своим острым пальцем, вырывая печень, и проглатывая её одним глотком.

Больше всего на свете она любила вкус плоти маленьких детей. Многие семьи остались бездетными, потому что ведьма убила и съела их любимых сыновей и дочерей. “Длинный Палец” могла превратиться в кого угодно и во что угодно. Нельзя было определить, что твой друг или сосед- это ведьма с длинным пальцем, пока уже не было слишком поздно.

Однажды вечером в деревне появился человек, который сказал, что видел ведьму неподалёку от деревни, и, кажется, она движется прямо в деревню.

Они разработали план по уничтожению страшной ведьмы раз и навсегда. Они вырыли огромную яму вокруг деревни, и прикрыли её ветками и листьями.

Они надеялись, что ведьма упадет в яму, после чего они могли бы ударить ее в сердце длинными копьями, и убить ее.

Вся деревня собралась вместе, чтобы осуществить этот план. Один маленький мальчик с трудом справлялся с работой. Его неуклюжесть затрудняла работу для других, когда они копали яму, и его отец сказал ему не мешать остальным. Чувствуя свою вину, он отошёл в сторону, и заметил птицу, запутавшуюся в ветках дерева. Добрый мальчик освободил птицу, но она не улетела.

Вместо этого, она села мальчику на плечо. Птица поблагодарила его за доброту, и, в свою очередь, рассказала ему о тайне ужасной ведьмы. Она сказала ему, что план сельчан был обречен на провал, потому что сердце ведьмы находится у неё не в груди. Оно находится на кончике её длинного пальца.

Мальчик был так взволнован этим открытием, что сразу же побежал рассказать об этом своим родителям. Он был единственным, кто мог спасти деревню от гнева ведьмы. Но до того, как он смог кому-то рассказать об этом, он услышал ужасный крик из леса.

Ведьма быстро приближалась, скрежеща зубами и срубая деревья своим длинным пальцем. Ее глаза вылазили из орбит от гнева, и она была очень голодна. Когда она подошла к деревне, она угодила прямо в ловушку сельских жителей, и упала в яму.

Сельские жители обрадовались и стали бросать в неё камни. Они принесли свои длинные копья, и начали колоть её в грудь, пытаясь пронзить ее сердце, но безрезультатно. Ведьма не умирала. Она все время взбиралась на вершину ямы, и угрожала срубить мужчин своим пальцем.

Читайте также:  Заговор на хорошую торговлю: как читать на рабочем месте и привлечь удачу в магазине?

Вышли лучники, и стали направлять стрелы в её грудь, но они всё равно не причиняли ей вреда. Мальчик подбежал к одному из лучников. Он сказал ему, чтобы он прицелился прямо в кончик пальца ведьмы. Лучник поднял лук и стрелы, и прицелившись прямо в палец, выпустил стрелу. Стрела разрезала воздух, и вонзилась прямо в кончик пальца ведьмы, разорвав её сердце.

С ужасный криком, она рухнула, и умерла в яме. Жители деревни отметили её кончину пением и танцами. Они подняли мальчика и понесли на руках, как героя.

С этого дня, все люди в этой деревне стали доверять тому, что говорят маленькие мальчики.

617 Загрузка…

Закладка Постоянная ссылка.

Источник: https://IstoriiPro.ru/vedma-s-dlinnym-paltsem-strashnaya-skazka/

Фильм Проклятие: Кукла ведьмы (2018) смотреть онлайн бесплатно в хорошем HD качестве

Англия, 1660 год. За ведьмой приходят стражники, хватают ее и тащат на казнь. Та говорит, что никогда не забудет, никогда не простит и будет жить. Дух ведьмы вселяется в страшную куклу с выпученными глазами и зловещим оскалом.

Англия, 1942 год. Аделина Грей вместе со своей дочерью Хлоей идет по лесу. Девочка просится домой. Мать говорит, что там сейчас небезопасно. Хлоя капризничает, она прячется за деревом. Аделину встречает пожилой мужчина по имени Артур Харпер, спрашивает откуда они прибыли. Женщина сообщает, что город, где они жили, попал под бомбежку.

Артур предлагает беженкам поселиться в поместье Бринхил, это старинный особняк, расположенный вдалеке от населенных мест. До ближайшей деревни час пешком. Дом некоторое время пустовал, потом его купил отец Артура, хотел превратить особняк в родовое гнездо, но не успел этого сделать – умер. Аделина слышит в доме какой-то стук, он раздается из-за двери, которая заперта.

Артур утверждает, что ключей у него при себе нет, за дверью находится восточное крыло, которое нуждается в ремонте. Вечером Аделина укладывает дочь спать. Хлоя жалуется, что скучает по папе. Аделина говорит, что папа однажды обязательно вернется, и они снова будут вместе.

На что Хлоя отвечает: хватит врать, он никогда не вернется! Ночью Аделина снова слышит стук, потом раздается звон разбитого стекла. Она берет лампу и идет осматривать дом. В темноте мелькает таинственная тень.

Днем Аделина сидит под деревом. К ней подходит Артур, интересуется, все ли у нее в порядке. Та отвечает, что Хлоя пока не привыкла, она с трудом переживает любые перемены.

Артур спрашивает: вы боитесь, что ваш муж вернется? Аделина говорит, что муж ей часто пишет, перед его отъездом они пытались завести второго ребенка, даже начали выбирать для него имя. Сейчас Хлое очень нужен отец. Артур сообщает, что сам он вдовец.

Принять потерю близкого человека непросто, ему понадобилось на это двадцать лет. Но жизнь со смертью близких не заканчивается, нужно двигаться дальше.

Аделина застает Хлою за столом в кабинете, девочка что-то пишет. Внезапно падает и разбивается фарфоровая ваза. Аделина замечает, что напротив девочки сидит страшная кукла. Хлоя просит к ней не прикасаться. Потом неизвестно откуда появившаяся кукла исчезает.

Аделина считает, что от недосыпания может привидеться всякое. Следующей ночью они ложатся с Хлоей в одну постель. Аделина слышит таинственные голоса, скрипы. Образ скалящей зубы куклы ее пугает. Утром Аделина заявляет Артуру, что они уезжают отсюда. Тот уговаривает женщину остаться.

Он уверяет, что здесь они совершенно одни и находятся в полной безопасности.

Хлоя зовет маму поиграть в прятки в лесу. Аделина не может отыскать дочь. Потом она слышит ее крик, бежит в лес, находит ботинок дочери. Аделина мечется среди деревьев, Хлои нигде нет. В доме появляется детектив – сержант Нолан. Он утверждает, что пятеро офицеров обыскивают лес.

Могла ли Хлоя сбежать? Быть может, она отправилась искать отца? Скоро стемнеет, поиски продолжатся утром, а сейчас Аделине нужно отдохнуть. Аделина ложится в кровать, смотрит на семейное фото, где она запечатлена вместе с мужем и дочерью. Аделина слышит голос: она забрала ее.

Кто? Ведьма.

Сержант Нолан сообщает Аделине, что его люди обыскали все окрестности, опросили жителей деревни. Есть подозреваемые, но нужно время, чтобы найти девочку. Артур отводит детектива в сторонку и советует ему не тратить попусту время.

Аделине мерещится дочь. Сначала она видит ее в лесу, потом лицо девочки мелькает в окне дома. Аделина входит в дом, там темно. Женщина слышит детский смех, какие-то стуки. Она заходит в кабинет. На столе лежат письма. Подпись: Мэри. В письмах говорится о том, что ее дочь забрала ведьма. Душа ведьмы вселилась в куклу.

Ведьма хочет, чтобы люди почувствовали боль, которую испытывала она, так же страдали. В кабинет заходит Артур: что вы здесь делаете? Аделина говорит, что она видела Хлою, слышала ее голос. Артур утверждает, что это лишь плод ее воображения. Аделина спрашивает, кто автор найденных ею писем.

Артур рассказывает, что в этом доме пару лет назад жила женщина по имени Мэри Томас. Она потеряла мужа, но продолжала его ждать. В конце концов воображение взяло верх над ее сознанием, несчастную пришлось поместить в психиатрическую клинику.

Аделина жалуется, что все отказались искать Хлою, но сама она не хочет сдаваться. Артур желает ей удачи.

После пропажи девочки проходит семь дней. Аделина бродит с лампой по дому. Она видит страшную куклу. Аделина зовет Хлою. К горлу женщины тянется рука ведьмы. Кукла зловеще хохочет. Аделина бежит в спальню, смотрит на фотографию. Образы с фото словно оживают. Аделина видит, как Хлоя убегает в лес. Потом раздается ее крик, девочку хватает рука ведьмы.

Аделина плачет. Она что-то пишет на листке бумаги. Раздается детский смех. Хлоя бежит вверх по лестнице: ты все-таки нашла меня. Аделина идет за девочкой. Хлоя стоит спиной к матери, она держит за руку куклу. Аделина говорит дочери, что они уезжают отсюда. Хлоя оборачивается, ее лицо обезображено, это ведьма.

Она вопрошает: как далеко ты зайдешь, чтобы снова ее увидеть? Ведьма требует, чтобы Аделина посмотрела ей в глаза. Та не в силах этого сделать. Ведьма говорит, что Аделина еще не готова узнать, где ее дочь. Женщина падает в обморок.

Ее приводит в чувства Артур: что случилось? Аделина утверждает, что все написанное Мэри – правда. Они в доме не одни, ведьма ее дразнит. Зачем ведьма забрала Хлою? Аделина просит Артура отдать ей все письма Мэри. Тот достает папку и протягивает женщине.

Это история болезни Мэри Томас, она потеряла мужа и ребенка и не смогла с этим смириться. Аделина делает вывод: Мэри и есть та самая ведьма.

Аделина беседует с сержантом Ноланом. Детектив утверждает, что не отступится от начатого дела. Аделина видит ведьму. Та тоже говорит, что будет продолжать. Аделина умоляет ведьму избавить ее от своей мести.

Женщина слышит, что ее зовет дочь. Ведьма спрашивает: готова узнать правду? Аделину посещает видение. Ее дом разрушен во время бомбежки. Ей самой удалось спастись, а Хлоя погибла.

Ведьма говорит: это ты позволила ей умереть, ты ее убила. Она зловеще хохочет.

Психиатр Майлз Литнер (Артур Харпер) беседует со своей пациенткой Мэри Томас (Аделина Грей). Он наблюдает ее уже в течение двух лет. Женщина находится в психиатрической клинике. Вы вспомнили свое прошлое, Мэри? Кое-что. Дым, крики, запах горелой плоти, лежащая под обломками Хлоя.

Доктор Литнер говорит, что после трагической гибели дочери сознание Мэри создало для себя новую личность. В своем воображении она – Аделина, и ее дочь жива. Мэри говорит, что теперь реальность для нее – ничто. Доктор советует пациентке принять горькую правду жизни. Литнер ведет Мэри в восточное крыло особняка.

Он сообщает, что здесь находятся еще сорок пациентов клиники. Многие из них тоже пережили психологические травмы, потеряли своих близких.

Мэри сидит под деревом. К ней подходит сержант Нолан. В реальной жизни это доктор Чарльз Пауэр. Он зовет Мэри внутрь, сейчас время обеда. Но Мэри снова перевоплотилась в воображаемую Аделину. К ней подходит ее муж Джеймс. Он зовет жену искать Хлою. Дочь играет с родителями в прятки. Пауэр и Литнер наблюдают за своей пациенткой.

К ней вернулись галлюцинации. Мэри была в здравом рассудке всего час. Литнер уверен, что из мира фантазий ее уже не вернуть. Пауэр утверждает, что в данном случает лоботомия – не решение проблемы. Он просит дать Мэри еще один шанс. Литнер говорит, что завтра утром он переведет пациентку в блок С.

Ей ни к чему больше страдать, завтра утром для нее все закончится.

В своем воображаемом мире Мэри просит Джеймса присматривать за Хлоей. Дочери Мэри говорит, что они скоро увидятся. Женщина прощается с мужем и дочерью.

Пауэр задерживается допоздна в клинике. Он нашел в архивах медицинские отчеты о нескольких пациентах с диагнозом параноидальная шизофрения. Другие врачи отмечали некоторое улучшение в состоянии этих людей, но доктор Литнер отправил их всех на лоботомию. Пауэр обвиняет Литнера в том, что он скрывает правду.

Обитатели клиники стали свидетелями паранормальных явлений в этом старинном особняке. Похоже, кукла, в которую вселился дух ведьмы, действительно существует. Она мучает пациентов клиники. Почему Литнер это скрывает? Литнер отказывается отвечать. Он убивает своего молодого коллегу.

После этого он находит страшную куклу и запирает ее в сундук.

К Литману приходит констебль. Он задает вопросы о докторе Пауэре. Миссис Пауэр заявила о пропаже мужа. Констебль хотел бы встретиться с пациенткой, которую в последнее время наблюдал доктор Пауэр. Литман утверждает, что состояние Мэри Томас не позволяет этого сделать. Он говорит, что в пятницу отпустил Пауэра с работы пораньше.

Это противоречит показаниям миссис Пауэр. Чарльз звонил жене, сказал, что задержится. Он был очень взволнован, хотел поговорить с доктором Литманом. В разговоре с женой Пауэр упоминал, что его беспокоит то, как в клинике обращаются с пациентами. Литман говорит констеблю, что тот занимается не своим делом.

Это может испортить его карьеру, ведь доктор близко знаком с местным главным констеблем. По поводу Пауэра Литман говорит, что у него была любовница. Наверняка он собирался в пятницу вечером к ней, поэтому и соврал своей жене. Констебль просит назвать имя и адрес этой женщины.

Литман утверждает, что любовница его коллеги жила в доме, который в тот вечер был разрушен при очередной бомбежке. Скорее всего, Пауэр погиб вместе со своей любовницей.

Пациентка психиатрической клиники по имени Дорис жалуется доктору Литману, что видела страшную живую куклу. Тот говорит, что это всего лишь галлюцинации. Дорис ему не верит. Она говорит, что в особняке обитает дух, полный ненависти. Им всем, включая доктора Литмана, угрожает опасность.

Дорис слышит голос ведьмы. Она повторяет три слова: ты скоро умрешь. И адресованы эти слова не Дорис, а доктору Литману. А еще ведьма хохочет. Литман говорит: все это неправда, кукла не живая. Но вечером он снова обнаруживает зловещую игрушку на лестнице. Кукла поворачивает голову.

Слышатся таинственные голоса.

Спустя 75 лет. Видеоблогеры Сэм и Эмма приезжают в поместье Бринхил. Сэм рассчитывает отснять здесь интересный материал. Известно, что в этом старинном особняке раньше была психиатрическая клиника, многие пациенты которой погибли. Ходят слухи, что здесь происходят паранормальные явления. Молодые люди пытаются проникнуть внутрь здания. Двери заперты.

Они заглядывают в окна. Эмма пугается: внутри зашевелилась какая-то тень. Девушка хочет покинуть это жуткое место. Приятель уговаривает ее продолжить съемки. Они проникают внутрь. В доме темно. Эмма устанавливает камеру на штатив, нажимает кнопку записи. Сэм обследует дом и тоже снимает все увиденное. Сэм находит сундук, открывает крышку. Внутри лежит страшная кукла.

Подходит Эмма. Кукла исчезла. Но на записи она присутствует. Молодые люди слышат какой-то шум, потом раздается зловещий смех. С лестницы скатывается мячик. Эмме страшно, она хочет уйти. Сэм отказывается покинуть особняк. Он поднимается вверх по лестнице. Девушка слышит его крик. Она тоже бежит наверх. Эмма обнаруживает Сэма мертвым. У него пробита голова.

Страшная кукла скалит зубы.

Источник: https://www.ivi.ru/watch/207009

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector