Мертвая девочка по прежнему живет в лагере

На фото Константин Жуков. Фото Андрея Варенкова

11 апреля отмечается Международный День памяти узников фашистских концлагерей. 11 апреля 1945 года узники Бухенвальда подняли интернациональное восстание против гитлеровцев и вышли на свободу. Поэтому именно этот день назван ООН Днём памяти.

В Одоевском районе Тульской области живёт Константин Жуков. Почти вся его семья прошла через ужас Освенцима.

  • Мертвая девочка по прежнему живет в ЛагереЛистая старые фотографии, Константин Жуков до сих пор не может сдержать волнения и слёз
  • События тех далёких лет вспоминать Константину Николаевичу до сих пор очень трудно и больно: снова от волнения пропадает голос, а на глаза предательски наворачиваются слёзы… Но стереть из памяти прошлое невозможно. Да и как тут забудешь шалаш в белорусском лесу, постоянный вой волков вокруг, холод нар концлагеря, грязь, голод, болезни… Именно там, в этом далёком и страшном прошлом, остались самые дорогие и близкие Константину Жукову люди…
  • Мертвая девочка по прежнему живет в ЛагереЛагерь Освенцим. Фраза на воротах «Arbeit macht frei» в переводе означает «Труд делает свободным» или «Труд освобождает»

Костя Жуков родился в 1940 году в Витебской области. Когда в Белоруссию пришли оккупанты, его отец Николай Жуков вместе со старшей дочкой — ей тогда было около 14 лет — ушёл в партизаны.

Немцы начали расстреливать семьи партизан, сжигать их дома. Спасаясь от расправы, семья Жуковых была вынуждена спрятаться в лесу.

— Я был очень мал и сам почти ничего не помню, — рассказывает Константин Николаевич. — Даже не помню, как звали маму, бабушку и маленького братика, который на тот момент был ещё грудничком. Сестра Нина рассказывала, что жили мы в шалаше, который для нас сделал отец.

Папа при возможности старался приходить к нам из партизанского отряда, отстреливал голодных волков, которые кружили возле шалаша. Мама сделала гамаки, в них мы и спали. Мы захватили с собой барана и корову. Барана вскоре зарезали, съели, а из шкуры сшили одежду. А корову однажды ночью у нас украли.

Её мычание раздавалось в лесу. Бабушка хотела идти на звук, но мать её удержала.

Фашисты постоянно рыскали по лесам. Прячась, семья Жуковых уходила в болота. Но сколько ни прячься, тебя всё равно найдут. И однажды немцы всё же схватили Жуковых и отвезли в Польшу, в город Освенцим.

Бабушка, мама, дочка Нина и три сына — Гриша, Костя и грудничок — оказались в концлагере Аушвиц (Освенцим). Каждому из них, даже грудному малышу, на руке вытатуировали номер.

У Константина был 149893, у Григория — 149894.

Мама каждый день ходила на работу, а детей использовали для забора крови, в которой очень нуждались немецкие солдаты.

Ослабленные, голодные и обескровленные, дети-заключённые порой даже не могли сами вернуться в барак. Их приносили. Самый маленький из Жуковых не выдержал этих зверств и умер.

— С братом Гришей нас разлучили очень быстро, — рассказывает Константин Николаевич. — В концлагере я остался с 6-летней сестрой Ниной. В Освенциме мы пробыли с сентября 1943-го по август 1944-го. Лица мамы я не помню, перед глазами только какой-то расплывчатый образ. То ли это мама, то ли одна из монахинь, которым разрешали навещать нас в концлагере.

Мертвая девочка по прежнему живет в Лагере

Знаю, что после трёх месяцев изнурительных работ мать упала на землю, и её забрали. На следующий день мы пошли её искать. За бараками нашли сколоченный из досок сарайчик.

Мы открыли дверь и увидели там множество голых тел, уложенных под самый потолок. Сейчас я понимаю, что среди них была и наша мама. Её убили в газовой камере, а тело вместе с другими трупами сложили в сарае.

Летом их сжигали в крематории.

Мертвая девочка по прежнему живет в Лагере Маленький Костя Жуков, 1948 год.

Ещё помню, что в нашем бараке около окна стоял огромный чан, или мне он таким казался. Туда привозили и сливали отходы из столовой. Люди кидались к нему и хватали еду, кто как мог — ложкой, руками, через край… Лишь бы поесть.

В 1944 году Константина и Нину Жуковых решили вывезти в Германию на работы. Но бойцы Красной Армии освободили их эшелон. Так брат и сестра попали в Щёлковский детский дом в Подмосковье.

— Это был временный приют, состоящий из двух бараков, — говорит Константин Николаевич. — В 1948 году мы переехали жить в интернат в Сталиногорске, так раньше называли Новомосковск. Так мы с Ниной стали жителями Тульской области.

Константин Николаевич окончил школу фабрично-заводского ученичества, стал строителем. Строил дома, коровники…

— Руки нужны были для строительства социализма, — улыбается Жуков.

Со своей второй женой Валентиной большую часть времени Константин проводит в деревне Хмелевичи Одоевского района. Вместе они уже 31 год.

С сестрой Ниной Николаевной он постоянно поддерживает связь, она живёт в Кимовске.

А в 2008 году в жизни Константина Жукова произошло просто ошеломительное событие! Брат Григорий разыскал их. Встреча Константина, Нины и Григория состоялась на программе Первого канала «Жди меня».

Мертвая девочка по прежнему живет в Лагере2008 год. Встреча Константина, Нины и Григория (Гжегожа Томашевского) Жуковых на программе «Жди меня»

— В назначенный день мы приехали в Москву, — рассказывает Константин Жуков. — Мы с сестрой не могли поверить, что Гриша нашёлся.

Я сначала даже сомневался — он ли это? Но когда расстегнул пуговицу на манжете, чтобы показать татуировку из Освенцима, Григорий сделал то же самое. Руки соединились. На одной значился номер 149893, на другой — 149894. Брат!

Мертвая девочка по прежнему живет в Лагере72 года назад маленькому Косте Жукову в Освенциме выбили эту татуировку – заключённый номер 149893

Брат почти забыл родной язык. Его исповедь о «лагере смерти» перевёл его сын. В Польше я так ни разу и не побывал, но письмами со старшим братом обмениваемся регулярно. Кстати, на программе мы выяснили, что нашего отца и старшую сестру фашисты повесили — партизан нем­цам выдал предатель.

Воспоминания Гжегожа Томашевского (Григория Жукова), заключённого № 149894. Печатаются в сокращении и небольшой редакции.

«Долгие годы я боролся с мыслями о том, стоит ли вспоминать минувшие дни, кому это нужно. Сейчас я знаю, что это история, которую забыть недопустимо, которая должна быть передана будущим поколениям. Несмотря на то, что прошло столько лет, те дни стоят передо мной так, как будто это случилось всего месяц назад.

1941 год, немцы напали на СССР. В Белоруссии создаются партизанские отряды. Мой отец вступил в партизанские ряды. На партизанские семьи посыпались угрозы и репрессии, их дома жгли и взрывали… Я помню, как в нашем доме спали партизаны, приходили по одному, а рано утром покидали дом.

1942 год. Мой дом полностью сожжён, помню это пепелище. Теперь мы живём в лесу, отец сделал шалаш, у нас есть корова и баран. Мы прятались от немцев, уходя известными нам тропками в трясинистые болота. Зимой мы жили в пещере, в горах. Помню, когда настала весна, появилось много змей…

1943 год, май. Мы снова поселились в шалаше на краю леса. Отец по-прежнему приходил к нам по вечерам и защищал от голодных волков.

Спустя два дня в шалаш пришли двое немцев, что-то сказали матери. Она — в слёзы, и мы вместе с ней. Они велели нам взять скудное имущество и во второй половине дня явиться в назначенное место, на луг при дороге.

Приехал автомобиль, нас погрузили и отвезли в Витебск на станцию. Там ожидал поезд, вагоны-теплушки. Утрамбовали нас, сколько поместилось, ехали в духоте и смраде, от жажды люди теряли сознание…

Транспорт прибыл ночью. Лагерь Биркенау был очень сильно освещён, но везде царила гробовая тишина, слышалось только лаяние собак. На платформе провели сортировку, на следующий день — регистрация. Каждому из нас вытатуировали номер. Нас всех поместили на нары в кирпичном бараке, возле окна…

Мертвая девочка по прежнему живет в ЛагереВ годы Великой Отечественной войны в концентрационных лагерях были замучены миллионы детей. Немецкое название  лагеря Аушвиц, польское – Освенцим

…После трагической смерти матери я заболел воспалением лёгких, бабушка отвела меня в лагерную больницу. Одним из работающих там врачей был доктор Менгеле. Эсэсовский врач, прославившийся садистскими экспериментами над детьми, в частности, пытался изменить им цвет глаз. Постоянные повязки на глазах, мази, шрамы на пальцах свидетельствовали о его экспериментах.

Из воспоминаний госпожи Аполонии из Варшавы, которая, будучи заключённой, работала в больнице: „Мне запомнился Гриша Жуков. Он не мог устоять на ножках, поэтому мы подкармливали его, чтобы Менгеле не забрал его в газовую камеру“.

Выйдя из больницы я попал в детский блок. Своей семьи я больше не нашёл. В новом бараке царила дисциплина: вставали рано, потом гимнастика, поверка.

Помню, как мы выбивали одеяла, пололи дорожки между блоками. Голод я утолял, поедая траву и газеты, так делали и другие заключённые.

В лагере распространилась эпидемия сыпного и брюшного тифа. Я заболел, и меня поместили в ревир (лагерную больницу). Я был так болен, что изо рта вытаскивал глистов и складывал рядом.

Я был сильно истощён. Вспоминает Анна Дурач из Варшавы: „Среди детей был зеленоглазый, веснушчатый четырёхлетний рыжик. Когда я его спросила: „Ты кто?“, он выговорил: „Я Гриша Жуков, мой папа в Красной Армии, а мама умерла“. „Хочешь, я буду твоей мамой?“ В знак согласия кивнул, так состоялось усыновление. И всё-таки он никогда не сказал „мама“, всегда „тётя Аня“.

Каждый день после отбоя он с трудом взбирался на наш третий ярус нар, тихонько садился в угол и примерно ждал, когда я вытащу из-под соломенного тюфяка посылку. Пока я намазывала повидлом кусок пирога, он не сводил с него глаз.

А съедал его так торопливо, что за ушами трещало. После Варшавского восстания посылки перестали приходить… Я купала малыша, стирала в кружке воды его бельё. Выискивала вшей в волосиках и складках его одежды.

Однажды Гриша не пришёл…“

Детский барак усиленно охранялся. Приблизиться к нему означало смерть. Я видел, как застрелили одну из матерей, когда она подошла слишком близко к нашему бараку. Стреляли в голову, я был рядом, это зрелище разбудило во мне ещё более сильный страх. Ночью, находясь среди заключённых в бараке, я слышал, как умирающие евреи жалобно молились, а утром из бараков выносили трупы.

В ноябре около 19 детей поместили в белом домике. Пришли врачи в белых халатах и обследовали нас. Утром всех, кроме меня, куда-то увезли. Вечером ребята вернулись все выкупанные и красиво одетые. Я был болен и плакал от зависти. На следующий день их вновь увезли, больше я их не видел… Я остался один с истопником крематория.

Когда пришли освободители, я лежал в больнице, истощённый до предела. Лечить меня взялся Красный Крест. Помню русские автомобили с хлебом, мне дали буханку. Мы с другом Мишкой жадно ели этот хлеб, чтобы спасти его от крыс и мышей…

Две следующие недели я осматривал разрушенный крематорий, сожжённые бараки. Во время этих скитаний стемнело, и мы с другом спали в разрушенном бараке. Возле нар всё ещё стояли миски, и крысы гремели ими. Неподалёку на нарах лежал накрытый одеялом мёртвый заключённый, пальцы ног у него были объедены.

Вскоре оставшихся детей отвезли в Освенцим и поместили в одной комнате, которую раньше занимали эсэсовцы.

Мы были заморены, в чирьях гнездились черви, а на головах — вши. Ещё долгое время после освобождения всех нас донимал понос. Такой, что выпадала прямая кишка. Мы наловчились запихивать её друг другу обратно…

Вот как описала нас в своих воспоминаниях госпожа Бунш-Конопко: „Мне поручили забрать в Кракове нескольких детей и отвезти их в дет­дом в Харбутовицах… Дети были очень худые, больные и вшивые. Они жаловались: „Тетя, вши больно кусаются!“. У каждого была ложка.

Они соскребали ими струпья со своих голов… Меня ужаснуло это зрелище и состояние детей. Детям, сидящим на полу, дали гороховый суп. Когда я вернулась, неся ложки, моим глазам представилось ужасное зрелище — миски были пустыми, дети съели суп руками.

Гриша Жуков был большим проказником, очень живым мальчиком с веселыми глазами и множеством веснушек…

Мы часто выходили с детьми за территорию детдома, особенно в лес.

Советские дети очень боялись собак, даже самых маленьких. При виде собаки они кричали: „Волк!“ и сбивались в кучку.

Мы устраивали детям разные игры, инсценировки. Нас радовали все нормальные проявления и проказы, их радость“.

Такими были мои первые дни вне Освенцима. Больной, грязный и страшно одинокий, я постепенно возвращался в реальный мир».

18 млн человек прошли через лагеря смерти за годы Второй мировой войны. 5 миллионов из них — граждане СССР. Всего концлагерей было более 14 тысяч.

  1. Кстати
  2. Шесть фильмов о «лагерях смерти»:
  3. «Список Шиндлера», США, 1993 г., режиссёр Стивен Спилберг
  4. «Пианист», Польша-Великобритания-Франция-Германия, 2002 г., режиссёр Роман Полански
  5. «Жизнь прекрасна», Италия, 1997 г., режиссёр Роберто Бениньи
  6. «Помни имя своё», СССР-Польша, 1974 г., режиссёр Сергей Колосов
  7. «Иди и смотри», СССР, 1985 г., режиссёр Элем Климов
  8. «Мальчик в полосатой пижаме», Великобритания, 2008 г., режиссёр Марк Херман

Фото Андрея Варенкова и из архива Константина Жукова

Галерея

Источник: https://myslo.ru/city/tula/tulyaki/ispoved-uznikov-lagerya-osventsim-chtobi-vizhit-mi-eli-travu-i-gazeti

Какие страшные тайны хранит «Артек»

В знаменитом детском лагере обитают не только дети и вожатые

Кто же из советских людей не знал об «Артеке», кто из детей не мечтал туда поехать! Райское местечко неподалеку от крымского Гурзуфа, на берегу теплого ласкового моря… Но наряду со славой всесоюзной детской здравницы у «Артека» была и другая слава — не столь распространенная. Жутковатые легенды и мистические истории об «Артеке» пересказывали друг другу шепотом, с оглядкой.

Санаторий для туберкулезников

16 июня 1925 года здесь открылся детский санаторий — для ребятишек, больных туберкулезом. Инициатором такого лагеря-санатория на южном берегу Крыма стал Зиновий Петрович Соловьев, занимавший в то время пост председателя Общества Красного Креста. «Артеком» лагерь назвали по имени расположенного поблизости горного ущелья.

Читайте также:  Молитва иконе Божьей Матери «Достойно есть»: значение и в чем помогает, молитвослов на русском языке

Справка: Однозначного перевода слова «артек» на русский язык не существует. Наиболее распространенные варианты: «медведь», «буйвол», «перепелка», «хлеб».

Мертвая девочка по прежнему живет в ЛагереВ «Артеке» отдыхала Саманта Смит — посол доброй воли из США) wikimedia

Ослабленные советские дети постепенно становились более здоровыми, количество туберкулезников уменьшалось. И решено было превратить «Артек» в элитный лагерь — для самых лучших. Туда направляли школьников, особо отличившихся в учебе или совершивших какой-нибудь выдающийся поступок, или юных изобретателей… Туда нередко приезжали и дети из других стран.

Враги народа в «Артеке»

Зловещий 1937-й год не обошел стороной и детскую здравницу. После проверки сотрудники НКВД передали в правительство докладную записку, в которой описывались страшные вещи. «Враги народа», оказывается, засели и в подсобном хозяйстве «Артека»: коровы больны бруцеллезом, в пищу детям подбрасывают гвозди и осколки, хлеб «начинен» спичками.

Также сообщалось, что была выявлена попытка поджечь корпус, в котором отдыхали дети из Испании. Рабочие отравлены, работа радиоузла сорвана, вожатые избивают и насилуют пионеров. Детей холодными ночами заставляют ходить в походы на Аю-Даг, в результате чего пионеры простужаются и часто болеют.

Мертвая девочка по прежнему живет в ЛагереМаршал Советского Союза Семен Буденный в пионерском лагере Артек. 1946 год. Фото Н.Ланкау /Фотохроника ТАСС

На основании этих и других бредовых обвинений были возбуждены уголовные дела, были уволены и отданы под суд десятки сотрудников лагеря. Если бы не Полина Жемчужина — супруга Молотова, которая поняла беспочвенность страшных обвинений и настояла, чтобы ее муж разобрался во всем, — последовали бы аресты и ссылки невиновных людей.

Безголовые скелеты

Мертвая девочка по прежнему живет в ЛагереВ окрестностях пионерского лагеря «Артек». Рафаил Мазелев / Фотохроника ТАСС

Местные жители рассказывали, что в 1966 году на территории «Артека» нашли жуткое захоронение: шесть скелетов взрослых людей, но без голов и без кистей рук.

Когда начали исследовать погребение более внимательно, выяснилось, что отделенные от тел руки и головы были спрятаны в отдельном ящике, а он покоился чуть глубже на том же месте, под слоем песка. А еще глубже, под новым слоем песка, обнаружилась и вовсе жуткая находка — останки грудного ребенка. Загадка этой странной могилы так и не была разгадана.

Дети-призраки

Уже в наше время «Артек» продолжает будоражить своими страшными загадками воображение впечатлительных людей.

Так, несколько лет подряд «старая» смена рассказывала «новой» про страшный случай с двумя девушками, устроившимися поработать в лагере медсестрами. Они поселились в маленьком домике, вдвоем в одной комнате. И все было бы хорошо, если бы не таинственные происшествия.

Каждую ночь девушки слышали странные звуки, кто-то сбрасывал книги и вещи с их тумбочек, в коридоре явственно слышались шаги и лилась вода, а еще кто-то пытался войти в их спальню, упорно дергая запертую дверь.

Сама же дверь часто оказывалась наутро открытой, хотя девушки каждый вечер тщательно запирались.

Мертвая девочка по прежнему живет в ЛагереПразднование 40-летия пионерского лагеря «Артек». 1965 год. Меснянкин Ю./Фотохроника ТАСС

Пока медсестры ночевали вдвоем, было еще не так страшно. Но как-то ночью одна из них ушла в поход с детьми. Ее подруга же, уснув вечером в одиночестве, увидела жуткий сон: в спальню один за другим входили дети разных возрастов. Печальные, они выстроились вокруг ее кровати и стали тянуть к ней руки, будто о чем-то умоляя.

Перепуганная девушка рассказала об увиденном сне сотруднице лагеря, и та ей ответила: именно в том корпусе когда-то жили, а часто и умирали самые «тяжелые» маленькие туберкулезники.

Графиня-привидение

Мертвая девочка по прежнему живет в ЛагереПионерский лагерь «Артек», 1977 год. Обуховский Александр, Христофоров Валерий/Фотохроника ТАСС

Общеизвестно, что подростки просто обожают страшные истории. И попадающие в «Артек» дети — не исключение. Интереснее любых развлечений для них — забраться вечером под одеяло и послушать очередную «страшилку». Что ж, на «страшилки» «Артек» щедр. Вожатые лагеря и сегодня любят рассказывать своим подопечным историю о призрачной графине.

Французская авантюристка, графиня Жанна де Ламотт, украла дорогое колье с бриллиантами у королевы Марии-Антуанетты. Ее поймали и заключили в крепость. Но скоро графине удалось сбежать — по слухам, она направилась в Крым.

Однажды, катаясь на лошади, графиня упала и сильно расшиблась — было понятно, что ей не жить. К тому времени она успела спрятать свои драгоценности. Умирающая графиня приказала слугам ни в коем случае не снимать с нее одежду после смерти. Но те ослушались свою госпожу — и обнаружили на ее плече клеймо в виде лилии, которым отмечали государственных преступников во Франции.

Говорят, именно Жанна де Ламотт стала прототипом знаменитой Миледи из романа Дюма «Три мушкетера». И вот теперь, после столетий загробных скитаний, дух Жанны по-прежнему не находит себе покоя. Он бродит ночами по корпусам лагеря и пугает тех, кто не хочет вовремя ложиться спать. Так заканчивают романтическую историю вожатые — видимо, в воспитательных целях.

Другие страшилки

Мертвая девочка по прежнему живет в ЛагереВид на «Артек» с горы Аю-Даг. wikimedia

Одним, без взрослых, в лес вокруг «Артека» ходить опасно. Там бродит зловещий призрак маньяка, которого когда-то повесили именно здесь. Иногда из лагеря пропадают дети — их якобы отлавливает и убивает злобный призрак.

Дети здесь рассказывают и другие страшные истории — такие же, как и в других лагерях, санаториях и пансионатах. Про черную руку, красную маску и гроб на колесиках.

А история о пропавшей вожатой однажды действительно наделала шуму и в «Артеке», и во всем Крыму. Это было в 1967 году. Ребята вместе с вожатыми купались в море. Потом все вышли на берег, кроме одной вожатой — Алены. Искали, кричали, ныряли… Нет Алены. Вызвали спасателей, милицию — так и не нашли. Решили, что девушка далеко заплыла и утонула.

Прошел месяц, приехала новая смена ребят. И тут появилась Алена! Она снова работала вожатой. Только теперь на ее пальце красовалось обручальное кольцо.

Потом выяснилось, что в тот роковой день ее попросту украли — родственники жениха. Вот так, среди бела дня.

Девушкам, работающим в лагере, еще долго потом было не по себе — как же сохранять спокойствие, если в любой день тебя могут украсть из лучшего пионерского лагеря страны!

Источник: https://www.eg.ru/society/417749/

Девочки погибли в лагере из-за вожатых

Мертвая девочка по прежнему живет в Лагере

В детском лагере отдыха «Радуга» в Самарской области погибли две 7-летние девочки. Малышки утонули, упав с моста в реку.

Лиза Виноградова и Даша Гусманова отдыхали по программе, организованной Департаментом семейной и молодежной политики для детей из малоимущих семей, в лагере, который находится на территории Тольятти.

— Во время обеда дети убежали с территории лагеря. Их пропажу обнаружили около двух часов дня, — рассказала Life News руководитель пресс-службы УВД Тольятти Ирина Полякова. — Сначала детей искали своими силами, а затем обратились в милицию.

Их тела нашли на берегу реки напротив гольф-клуба «Фортуна». По предварительным данным, девочки играли на металлических трубах, которые находятся на берегу Волги, и упали в воду. Выбраться самостоятельно они не смогли. Следственные органы проводят проверку по факту случившегося.

Экспертиза показала, что дети умерли от переохлаждения. Лиза Виноградова была средним ребенком в многодетной семье. Кроме нее, у мамы есть еще старшая дочь 16 лет и младший четырехлетний братик.

Мертвая девочка по прежнему живет в Лагере

Семья девочки до сих пор не может поверить в случившееся.

— В тот день Лиза звонила домой и просила меня забрать ее из лагеря, она говорила, что ей там очень плохо, — со слезами говорит мама Лизы. — Потом трубку телефона взял один из вожатых и сказал, что дочь ужасно себя ведет и не слушается. После этого он бросил трубку.

А через несколько часов родные узнали об исчезновении малышки. Искать ее поехали тяжелобольная мать и старшая сестра. Когда они прибыли, в лагере уже была милиция. По словам родных, самое последнее, что могли предположить сотрудники детского учреждения, — это то, что дети ушли в сторону Волги.

— Наша девочка всегда была послушным ребенком, — плачет бабушка Лизы. — Не знаю, что с ней могло случиться. Как теперь нам жить с таким горем?!

В случившейся трагедии родные Лизы Виноградовой обвиняют вожатых — Александра и Галину, которые не уследили за девочками. На суде они намерены настаивать на обвинениях именно в их сторону.

Вторую девочку — Дашу Гусманову — воспитывала бабушка. Ее мама лишена родительских прав. 

Детей похоронили на тольяттинском кладбище. В день похорон одной из девочек директора лагеря госпитализировали с сердечным приступом.

— По факту гибели девочек возбуждено уголовное дело в отношении 43-летнего директора пансионата «Радуга» и 21-летнего вожатого пансионата, подозреваемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 293 УК РФ («Халатность, повлекшая по неосторожности смерть двух лиц»), — сообщили Life News в СКП Самарской области.

Это уже не первый случай, когда бесплатные путевки оборачиваются для детей увечьями или гибелью.Не так давно в детском оздоровительном лагере «Космос-2», расположенном неподалеку от поселка Мирный под Самарой, одна за другой попадали девять двухэтажных кроватей, некоторых детей вожатые успели снять с постелей.

Источник: https://life.ru/p/22960

Жуткая утонувшая девочка в лагере

Мертвая девочка по прежнему живет в Лагере

Эту жуткую историю рассказала моя бабушка, верить или нет – это уже ваше дело, но я никого обманывать не собираюсь. Дальше история пойдет от лица бабушки.

Мы были тогда еще молодыми, совсем глупыми девчонками. Это весьма необычное происшествие произошло в летнем лагере «Колос», я отдыхала с подругами там впервые, но и это мне хватило.

Был обычный, как показалось, день. Солнце светило ярко, было тепло, слышался утренний бриз. Мы решили пойти искупаться на море. Вода была замечательная. Прошло немного времени как strashno.com я услышала чьи-то крики о помощи. Осмотревшись, заметила тонущую, маленькую девочку.

Подплыв к тому месту, где она тонула, я ничего не обнаружила, абсолютно ничего.

Мне показалось это очень странным и даже пугающим, но к обеду я уже про всё забыла. Но эта «утонувшая» девочка не давала мне покоя: она приходила ко мне во сне, прося о помощи, две ночи подряд я просыпалась в холодном поту.

Но я не решалась рассказывать про это никому, потому что была уверенна, что никто мне не поверит.

Прошло еще пару дней, все было, как обычно и ночами мне ничего больше не снилось.

Приближался вечер танцев. Мы с подругой решили сходить на пляж посмотреть на вечерний прилив. Сели на лавку и начали болтать. Все было замечательно: тишина, море, большая луна. И… эта маленькая девочка. Она снова появилась! И снова кричала на том же месте!

Из новой strashno.com книги Анастасия Новых можно узнать, почему происходят войны и кто на самом деле управляет нашим миром. Оригинальная версия автора обязательно найдет своих сторонников.

Мы с подругой резко рванули обратно в лагерь, но было такое ощущение, что она бежит за нами, догоняя и хватая за плечи холодными, мертвыми руками. Естественно, на танцы мы уже не пошли, а зайдя в номер, были повергнуты в шок: все стены были исписаны чем-то черным и липким, окна были разбиты. И надпись «мертвые тоже хотят жить» была.

Мы побежали к вожатой, на что она нам ответила, якобы пару лет назад в этом лагере утонула маленькая девочка, из-за этого происшествия лагерь закрыли, но после всех разбирательств он снова принимает новых детей. И что мы с подругой не единственные, кто видел эту жуткую девчонку. Но никто ничего не может с этим поделать, девочка словно «поселилась» тут. Прогнать ее strashno.com невозможно.

Читайте также:  Разбить чашку: примета, случайно, к чему

Спустя несколько дней мы съехали отсюда. Больше я никогда не ездила в лагеря.

двеЕ

Источник: https://strashno.com/istoriya-2013/zhutkaya-utonuvshaya-devochka-v-lagere/

Страшный душ, злые девочки и гипсовый мальчик

«Лагерь — наша большая семья! Мы бодры! Веселы!..»- под эту речевку маршировали когда-то пионеры в знаменитом фильме «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен». Однако не все и в те времена происходило исключительно по расписанию, а строевая выучка все же была не главным развлечением пионеров.

Потому что темными-темными вечерами случались странные странности, пионеры крались в ночи с тюбиками зубной пасты или пугали друг друга страшилками… А как теперь? «Известия» решила выяснить это и отправилась в рейд по подмосковным лагерям.

Истории вожатых и пионеров (они по-прежнему называют себя так в лагерях) выслушали корреспонденты «Известий» Александра Губарева и Олеся Гудкова.

Вожатый Николай Борковой, 21 год:

 «Под кустом что-то звенело до утра»

  • Место: лагерь «Орленок», Клинский район.
  • Образование: музыкальное училище по классу трубы.
  • Лагерный стаж: вожатым — первый год.
  • Цитата: «Я все детство провел в лагерях, так что эта атмосфера мне очень близка».
  • Страшная история:

«Один раз все вожатые проснулись среди ночи от странного назойливого звона. Никто не мог понять, откуда этот противный звук. Через какое-то время к нам в палату пришли дети, тоже разбуженные непонятным звуком.

Остаток ночи мы провели, строя невероятные догадки по поводу происхождения звона. Когда наши теории стали совсем уж фантастическими, кто-то заметил, что рассвело. Мы выбежали во двор и…

обнаружили спрятанный кем-то под кустом будильник!»

  1. Пионер Юрий Алексеевич, 9 лет:«Подхожу и целую, потому что люблю»
  2. Место: лагерь «Вымпел», Клинский район.
  3. Образование: неоконченное среднее.
  4. Лагерный стаж: пять месяцев (вторая смена).

Цитата: «Меня все Юрий Алексеевич зовут. Потому что я важный».

Страшная история:

«Ну, девочки меня бьют потому, что я к ним подхожу и целую. Говорю: «Это любовь!» И целую (показывает как. — «Неделя»). А мальчики, они «того» (бьет себя по голове пластиковой бутылкой)… смеются все время. Нас водили к врачу, там надо было пописать, чтобы врач сказал, здоров ты или нет. Так я подошел к медпункту и пописал. А они смеялись, как дураки (бьет себя бутылкой по голове)».

  • Пионер Никита Азаров, 11 лет:«В июле мертвецы выходят из заброшенных корпусов»
  • Место: лагерь «Отличник», Одинцовский район.
  • Образование: неоконченное среднее.
  • Стаж: шестое лето (по три смены) в лагере.

Цитата: «В лагере друзья зовут меня Энки. Почему — не знаю».

Страшная история:

«Недавно мы пошли в поход к заброшенным корпусам. Это примерно в трех километрах от нашего лагеря. Там навалено много досок, похожих на гробы. Мы, естественно, придумали страшную историю про то, что вот уже пятьдесят лет каждый июль мертвецы в этих гробах оживают.

Нашему отряду стало страшно, а потом мы девчонкам рассказали, что мы все придумали, и они нас побили. Не сильно, конечно».

  1. Старшая вожатая Анна Полянская, 23 года:«Пять литров ледяной воды на голову»
  2. Место: лагерь «Орленок», Клинский район.
  3. Образование: Тверской государственный университет, факультет физкультуры.
  4. Лагерный стаж: много-много лет.
  5. Цитата: «Вожатой нельзя расслабляться».
  6. Страшная история:

«Один мальчик очень сильно ко мне привязался и во всем пытался мне помогать. Однажды мы играли в импровизированную игру под названием «защекочи друг друга до смерти», но я сказала, что очень устала и мне надо в душ.

Мальчик покорно вышел из комнаты. Я собрала вещи, и… за порогом вожатской меня настиг сюрприз в виде пяти литров ледяной воды, вылившейся мне на голову.

«Ты же хотела в душ», — с невинным видом заявило дитя и пожало плечами».

  • Вожатый Константин Табачников, 39 лет:«Полеты тумбочки во сне и наяву»
  • Место: лагерь «Вымпел», Клинский район.
  • Образование: высшее.
  • Лагерный стаж: более 15 лет.
  • Цитата: «Для ребенка вожатый должен быть бесполым существом, которое призвано оберегать и учить его чему-то разумному».
  • Страшная история:

«Два мальчика после обеда стали выяснять отношения. Один покрупнее, другой совсем тщедушный, но более взрывной.

Тот, что покрупнее, развернулся и стал уходить, но второй напряг все силы, схватил огромную тумбочку и швырнул ее в обидчика. Силенок, к счастью, хватило ненамного: тумбочка приземлилась ровно мне на ноги.

Но ему это с рук не сошло: остаток смены он регулярно пропалывал лагерные клумбы. Трудовое воспитание — самое действенное».

  1. Вожатая Оксана Н., 20 лет:«Дети верят, что повар поймал горниста»
  2. Место: лагерь «Орленок», Клинский район Подмосковья.
  3. Образование: музыкально-педагогический колледж, Тверь.
  4. Лагерный стаж: вожатой — второй год.

Цитата: «Для вожатого главное — это не растеряться и найти выход из любой ситуации. А такие «ситуации» здесь на каждом шагу».

Страшная история:

«Недалеко от нас — старый заброшенный лагерь «Зеленые горки», сгоревший много лет назад. Оттуда к нам привезли несколько скульптур советского времени, среди которых — гипсовый мальчик — горнист. Среди детей бытует жутковатая легенда о его происхождении.

Говорят, в том лагере работал некий повар, который однажды сошел с ума. Во время обеда он запер всех детей и вожатых в столовой и поджег ее. Юный горнист был единственным, кого ему не удалось поймать.

Мальчик затрубил в горн, пытаясь позвать кого-нибудь на помощь, но маниакальный повар изловчился и зарезал несчастного, после чего залил его тело в гипс.

Но дети говорят, что внутри каждой фигуры — тела людей из того лагеря».

Вожатый Юрий Фомичев, 20 лет:«Шуршащие веники и ползущие швабры»

Место: лагерь «Орленок», Клинский район.

Образование: окончил I курс педагогического университета, г. Тверь.

  • Лагерный стаж: вожатым — второй год.
  • О себе: «Для меня работа с детьми — это зов сердца».
  • Страшная история:

«У меня в отряде 20 девочек и восемь мальчиков. Как-то вдруг забегают двое: «Юра, спаси нас, Юра, спаси нас!» Я, естественно, испугался и пошел выяснять, что за дела такие, от чего спасать.

Захожу в корпус, а там все мои 20 девчонок дежурят около выхода и заставляют мальчишек мыть пол — пока не потрудятся с вениками и швабрами в руках, не видать им дискотеки…

Было, конечно, жаль мальчишек, но как тут не возгордиться, видя плоды своего воспитания!

Кстати, о воспитании. Мы предупреждаем детей: «Прежде чем что-то делать, обязательно спрашивайте у нас!» Некоторые понимают это слишком буквально… Однажды мы долго не могли уложить спать новичков, так устали, что еле добрались до вожатской, повалились на кровати. Вдруг стук в дверь — мальчишка с мученическим выражением на лице тихонько спрашивает: «А в туалет можно?»

  1. Анекдот в тему:
  2. Пять лагерных страшилок(из коллекции сайта scarykids.ru)
  3. Три волосатых пальца

В пионерлагере по громкой связи объявляют: «Дорогие ребята! Обед сегодня будет в первом корпусе!» Все бегут в первый корпус. Только прибежали — «Дорогие ребята! Обед переносится в пятый корпус!» Толпа пионеров несется в пятый корпус. Тогда объявляют: «За беготню по лагерю обед отменяется!»

Девочка одна осталась дома и стала играть на пианино. Играет и вдруг видит: из него высунулся волосатый палец. А она вечером-то матери все рассказала, а мать ей говорит:

— Не играй, дочка, на пианино.

Утром мать ушла, а девчонка снова играет. Глядит: высовываются два волосатых пальца. Вечером мать ей опять:

— Не играй на пианино!

А она снова играет. Высунулись три волосатых пальца и ее задушили.

Подушка с микробами

Мама купила девочке подушку. Девочке она понравилась: мягкая, пушистая. Но после этого девочка вдруг заболела: как будто бы из нее жизнь высасывалась. Родители позвали врачей, однако те не могли определить причину болезни.

Все же через некоторое время врачи поняли, что все дело в подушке. Подушку вскрыли, и там оказалось много-много микробов. А когда девочку стали смотреть в микроскоп, то увидели, что микробы ползают по ней и высасывают жизнь.

Маленькая ведьма

Однажды маленький мальчик лег спать! Когда он почти заснул, он чувствует, что кто-то щекочет его ноги, проснулся — никого нет (он очень испугался), лег спать. И так продолжалось каждый день!!! Потом мальчик рассказал все маме, и мама говорит:

— Ты не засыпай, когда кто-то тебя будет щекотать, включи свет и посмотри, кто это, а мы будем за дверью, и в тот момент, когда ты включишь свет, мы зайдем.

Мальчик так и сделал, включил свет и видит перед собой маленькую девочку, а в тот момент зашли все. Девочка увидела, что на нее все смотрят, и оторвала мальчику ногу.

Я в доме хозяин

Это было в лагере. Одна девочка ночью написала на стене «Я в доме хозяин» и легла спать. Скоро она почувствовала, как по ней ползут мягкие руки и душат ее.

Утром девочку нашли мертвой, а на стене была надпись «Нет, Я в доме хозяин».

Две статуи

Еще в советские времена, когда только построили лагерь, на главной площади стояла огромная статуя — горнист и девочка с барабаном. Они стояли рядом, рука об руку, много лет. И, конечно, они полюбили друг друга. Но однажды молния ударила в девочку, и статуя разлетелась на осколки. Днем приехали рабочие, собрали осколки и увезли на свалку.

Горнист очень сильно горевал без своей подруги. Ночью он ожил, сошел с пьедестала и отправился на поиски любимой. Наутро трехметровой статуи мальчика не оказалось на месте. И с тех пор по ночам он бродит по лагерю и заглядывает в окна в надежде увидеть любимые глаза.

  • Зачем наши дети рассказывают ужасы?
  • Откуда пошли «страшилки» и зачем детям надо рассказывать их друг другу, объясняет доцент кафедры детской литературы Санкт-Петербургского госуниверситета культуры и искусств Александр Белоусов.

«Истории про черных кукол и красные сапоги, которые рассказывают современные дети, — это истории не старые. В моем детстве их еще не рассказывали, а оно закончилось в середине 1950-х годов.

Вот примерно с середины 1950-60-х эти истории и пошли. Откуда, сказать трудно.

Скорее всего вожатые в каком-нибудь модном лагере типа «Артека» начали их рассказывать, дети подхватили и разнесли по всей стране.

А вообще страшилки дети рассказывают по крайней мере с середины XIX века.

В «Бежином луге» Тургенева, если помните, дети сидят у костра ночью и рассказывают страшные истории, но это другие истории — взятые из крестьянского фольклора, связанные с традиционной нечистью: черти, ведьмы, утопленники, русалки и прочее. Об этом дети до середины ХХ века и рассказывали друг другу. А потом произошел перелом.

Зачем они это рассказывают? Дети же экспериментаторы, они учатся жить, а в этой жизни страшное — одна из самых важных категорий. Они таким образом проходят школу страха. Они должны понять, откуда он берется. И когда они его оговорят, расскажут эти истории (а они всегда рассказываются коллективно), то становится не страшно. Это психотерапия. Это своеобразная школа жизни».

Лидер группы 'Бахыт-компот' Вадим Степанцов: «Пионервожатая — это я»Ольга ТимофееваКорр. «Известий» Ольга Тимофеева обратились к музыканту, известному своим хитом «Пионервожатая», с одним вопросом: чем навеян этот его давний шедевр, каким таким воспоминанием?

  1. Цитата из песни
  2. «Я за камушек спрятался и дрожал словно лист,
  3. Вдруг узрел Спиридонова — это был баянист.
  4. Трепеща, он дотронулся до девичьей груди.
  5. Но главрук оттолкнул его и сказал: «Погоди».
  6. Пьяная-помятая пионервожатая.
Читайте также:  Молитвы архангелам (ангелам): на каждый день недели, старинные, всем сразу

С кем гуляешь ты теперь, шлюха конопатая…»

Рассказ Степанцова:«У песни про пионервожатую есть реальный прототип. Это я. Я был подменным пионервожатым в пионерлагере в неполные 18 лет и жил при первом отряде. Мой товарищ Николай жил с мальчиками, а меня поселили с девочками. И я девочкам рассказывал сказки, которые знал во множестве, русские, итальянские, про Иванушку-дурачка.

Однажды под конец смены до того дорассказывался, что самые активные девочки решили в благодарность за сказки меня изнасиловать. Девчонки были комсомолками, то есть далеко не пионерками. Просто у нас был шахтерский городок, там дети созревают рано.

На должность пионервожатых люди попадают разными судьбами. Меня бабушка пристроила, я окончил в Москве первый курс, приехал в родной городок, и бабушка сказала, что в лагере есть вакансия.

Сначала я был плавруком, а потом стал подменным вожатым. Воспоминания самые позитивные и яркие. Но замечу, что вожатым быть лучше, чем пионером.

Пионера подстерегает много опасностей: то старшие подзатыльник дадут, то с деревенскими подерется…»

Кто едет в лагеря и сколько это стоит?Когда-то отдых в пионерлагере был самым простым, обыденным и незавидным вариантом летнего времяпрепровождения. 90% пионеров-москвичей 70-х годов хоть раз побывали в лагере, больше половины из них — каждое лето и не одну смену.

Сегодня же только 13% школьников бывали в детских лагерях в Подмосковье. Хотя их стало больше, чем прежде.

При советской власти в границах Московской области насчитывалось около 700 лагерей столичных предприятий и ведомств и около 100 — подмосковных. Это были городки на 10, 15, а то и 25 отрядов.

До наших дней дожила лишь четверть старых лагерей. Зато появились новые: маленькие (на 70-100 человек) и очень дорогие.

Всего по России сейчас лагерей — 47 535 (в них за лето могут отдохнуть 11 млн детей). Подмосковных лагерей сегодня 1250 (в следующем году их число может вырасти до 1,5 тысячи).

Новые лагеря часто работают при домах отдыха, на изолированной от взрослых территории, в глубине пансионатских кущ. Или на участках бывших детсадовских «дач».

Большинство новых лагерей — летние языковые школы. Но есть и специализированные: этнорелигиозные, скаутов, юных яхтсменов…

Смены сократились до двух недель, цены выросли (в пригородных лагерях от 5500 до 18 000 руб., в «Артеке» в Крыму от 21 до 41 тыс. руб.). Из самого демократичного вида детского отдыха лагеря превратились в один из самых дорогих.

Свыше 40% москвичей и жителей Подмосковья вынуждены оставлять детей на все лето дома.

Источник: https://iz.ru/news/326572

Читать

Анна Зегерс

Прогулка мертвых девушек

– Нет, куда дальше отсюда. Из Европы.

Человек оглядел меня с усмешкой, как будто я ответила ему: «С луны». Это был хозяин пулькерии, расположенной у выхода из деревни. Он отошел от стола и, привалясь к стене дома, застыл, рассматривая меня, словно искал признаки моего сверхъестественного происхождения. Мне так же, как и ему, вдруг показалось сверхъестественным, что меня занесло из Европы в Мексику.

Деревня, как крепостной стеной, была обнесена изгородью из кактусов. Сквозь проход я могла разглядеть коричнево-серые склоны гор, голые и дикие, как поверхность луны. Одним своим видом они отметали всякую мысль о том, что когда-нибудь имели что-то общее с жизнью.

Два перечных дерева пламенели на краю пустынного ущелья. Казалось, и эти деревья не цвели, а пылали. Хозяин уселся на корточки под огромной тенью своей шляпы. Он перестал рассматривать меня. Ни деревня, ни горы не привлекали его.

Неподвижно он вглядывался в то единственное, что задавало ему непомерную, неразрешимую загадку, – в абсолютное Ничто.

Я прислонилась к стене, бросавшей узкую тень. Мое убежище в этой стране было слишком сомнительным и ненадежным, чтобы называться спасительной пристанью. Я только что оправилась после нескольких месяцев болезни, настигшей меня здесь, когда всевозможные опасности войны, казалось, меня миновали.

Глаза мои жгло от жары и усталости, но все-таки мне удалось проследить часть пути, ведущего из деревни куда-то в глушь. Дорога была такая белая, что стоило мне закрыть глаза – и она казалась отпечатанной у меня внутри на веках.

На краю ущелья виднелся и угол белой стены, которую я заметила еще раньше – с чердака гостиницы в большом, расположенном в выше селе, откуда я спустилась сюда.

Я тогда сразу спросила про эту стену – ранчо ли это или что-то еще, что могло там светиться одиноким, словно упавшим с ночного неба огнем? Но никто не мог дать мне ответа. И вот я отправилась в путь. Несмотря на усталость и слабость, уже здесь вынуждавшие меня сделать передышку, я решила сама разузнать, что такое там находилось.

Праздное любопытство было остатком моей давней любви к путешествием, импульсом, перешедшим в привычку. Удовлетворив его, я тотчас же вернусь в предназначенное мне убежище. Скамья, на которой я отдыхала, была пока что конечным пунктом моего путешествия. Можно даже сказать – самым западным пунктом, которого я достигла на земном шаре.

Страсть к необычным, волнующим приключениям, которая некогда не давала мне покоя, давно была утолена до пресыщения. Одно, только одно могло еще меня вдохновить – возвращение на родину.

Ранчо, как и сами горы, лежало в мерцающей дымке, Не знаю, возникла ли она из пронизанных солнцем пылинок или это моя усталость все затуманила так, что предметы вблизи исчезали, а даль вырисовывалась ясно, как будто мираж. Мне стала противна моя слабость, поэтому я встала, и туман перед глазами немного рассеялся.

Я вышла через проход в палисаде из кактусов и направилась дальше, обойдя по дороге пса. Неподвижный как труп, весь в пыли, он спал, вытянув лапы. Это было незадолго до периода дождей. Голые корни безлистных переплетенных деревьев цеплялись за обрыв, стремясь превратиться в камень.

Белая стена придвинулась ближе. Облако пыли, а быть может – усталости снова сгустилось в расселинах гор, но не темное, как обычные тучи, а блестящее и мерцающее.

Я приписала бы все это моей лихорадке, если бы легкий горячий порыв ветра не развеял облака, как клочья тумана, и не погнал их к другим склонам.

За длинной белой стеной сверкнула зелень. Возможно, там был источник или отведенный ручей, который давал на ранчо больше влаги, чем в деревне. Нежилой вид был у этого ранчо с его низким домом, обращенным к дороге слепой стеной. Одинокий огонь вчера вечером, если я только не обманывалась, горел, вероятно, у привратника.

Решетка в воротах, давно бесполезная и ветхая, была проломлена, но над сводом еще виднелся остаток смытого бесчисленными дождями герба. Этот герб мне показался знакомым, как и половинки каменных раковин, в которых он был укреплен. Я вступила в открытые ворота. Теперь, к моему удивлению, мне послышался легкий размеренный скрип. Еще шаг вперед.

Теперь я могла ощутить запах зелени в саду, которая становилась все свежей и пышнее, по мере того как я вглядывалась в нее. Поскрипывание вдруг стало явственней, и в кустах, которые у меня на глазах разрастались все гуще, я уловила равномерные взмахи качелей или раскачивающейся доски.

Теперь любопытство меня охватило настолько, что я бросилась сквозь ворота к качелям. В тот же миг кто-то крикнул: «Нетти!»

Со школьных дней меня больше никто не звал этим именем. За многие годы я привыкла ко всяческим именам, какими меня называли друзья и враги, какими меня окликали на улицах, наделяли на празднествах и собраниях, ночью наедине, на полицейских допросах, на книжных обложках, в газетных статьях, в протоколах и паспортах.

Когда я лежала больная, в беспамятстве, как часто я суеверно ждала, что услышу свое прежнее имя.

Но оно было утеряно, это имя, которое, как я, обманывая себя, думала, могло сделать меня здоровой, счастливой и юной, могло вернуть мне спутников прежних дней и прежнюю невозвратимо утраченную жизнь.

При звуке моего старого имени я от неожиданности, хотя в классе меня постоянно высмеивали за эту привычку, схватилась обеими руками за свои косы. Как удивительно, что я могла вот так ухватить две толстые косы: значит, их не обрезали в больнице!

Пень, на котором была укреплена качающаяся доска, был словно окружен плотным облаком, но облако тотчас же поредело, распустилось в сплошных кустах боярышника.

Уже засияли отдельные звездочки курослепа в тонком тумане, пробивавшемся от земли сквозь густую и высокую траву. Туман прояснился настолько, что отчетливо вырисовывались одуванчики и полевая герань, а среди них и розовато-коричневые пучки трясунки, трепетавшей от одного только взгляда.

На концах доски, сидя верхом, качались две девушки, две мои лучшие школьные подружки. Лени сильно отталкивалась большими ногами, обутыми в тупоносые ботинки на пуговках. Мне вспомнилось, что она постоянно донашивала ботинки старшего брата. Потом, осенью 1914 года, в самом начале первой мировой войны, брат ее погиб.

Я поразилась, как это на ее лице нет даже следа тех грозных событий, которые сгубили ее жизнь. Лицо ее было свежим и гладким, как спелое яблоко, на нем не было ни малейшего шрама, ни намека на побои, которым ее подвергли в гестапо, когда она отказалась дать показания о своем муже.

Ее толстая, «моцартовская» коса взлетала над затылком при каждом взмахе качелей. Круглое лицо со сведенными вместе густыми бровями хранило решительное, энергичное выражение, которое с малых лет появлялось у Лени, когда она была занята каким-нибудь трудным делом. И эту морщинку на лбу я знала.

Я всегда замечала ее на сияюще-гладком, как яблоко, круглом лице в тех случаях, когда мы азартно играли в мяч, состязались в плавании, писали классные сочинения, а позже на бурных собраниях и когда раздавали листовки.

В последний раз я видела у нее эту складочку между бровями уже в гитлеровское время, когда в родном городе, незадолго до моего окончательного бегства, я напоследок встретилась с друзьями.

И еще прежде прорезала лоб ей морщинка, когда ее муж не явился к условленному часу в условленное место, из чего стало ясно, что он схвачен нацистами в подпольной типографии. И конечно, нахмурились брови, сжался рот, когда и сама она вскоре была арестована.

Эта резкая линия на лбу, которая раньше появлялась у нее только в особые минуты, отпечаталась навсегда, когда в женском концлагере, во вторую зиму этой войны, ее медленно, но верно убивали голодом. Удивительно, как мог временами исчезать у меня из памяти ее образ – голова, осененная концами широкого банта в «моцартовской» косе, – как могли забыться ее черты, если я твердо знала, что даже смерть не в силах изменить это похожее на яблоко лицо с врезанной в лоб морщинкой.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=170851&p=4

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector